Все будет «Приват»: как Коломойский монополизировал управление «Укрнафтой»

Государство сможет «вернуться» на предприятие лишь в 2022 году.

Все будет «Приват»: как Коломойский монополизировал управление «Укрнафтой»

На днях НАК «Нафтогаз Украины» потерял возможность контролировать «Укрнафту» через ее ревизионную комиссию. В этих условиях у государства даже нет возможности проверять операционную деятельность добытчика, а про идею восстановления госконтроля над предприятием даже неприлично вспоминать. Миноритариям «Укрнафты» - группе «Приват» - по силам удерживать эту ситуацию годами, в течение которых Игорь Коломойский попытается получить максимальную выгоду от полученной гегемонии.

«Укрнафта» - компания парадоксов. Отчасти потому что она сохраняет статус крупнейшего нефтедобытчика страны на фоне своего десятилетнего спада объемов этой самой добычи. Отчасти - потому что де-юре ее основным акционером является государство (50%+1 голос принадлежит НАК «Нафтогаз Украины»), а де-факто она все те же десять лет менеджируется группой «Приват».

За это время у власти было много попыток перекроить устоявшийся расклад. Сегодняшняя – не исключение. Взять хотя бы пресловутые законодательные корректировки в 2015 году, после которых кворум проведения собрания акционеров для резидентов Украины снизился с 60% до искомых 50%+1. Почему это не помогло? Ответ на этот вопрос знает Юлия Тимошенко.

В канун ее премьерства между «Нафтогазом» и частными акционерами «Укрнафты» было подписано соглашение, поставившее крест на восстановлении управленческого госконтроля над нефтегазодобытчиком. Речь шла про правки к уставу «Укрнафты», принятые в январе 2010 года, в соответствии с которыми «определение кандидатуры председателя правления компании является исключительной компетенцией миноритарных акционеров».

С того момента любые заявления власти из серии «мы восстановим контроль над «Укрнафтой» правильно называть обманом. Ну, хотя бы потому что в том же акционерном соглашении предусмотрена ответственность за нарушение договоренности с процедурой определения кандидатуры СЕО: как только мажоритарий (государство) попытается ущемить в этом вопросе миноритария («Приват»), последний тут же имеет право обратиться в Лондонский суд международного арбитража.

В общем, в этих условиях у «Нафтогаза», представляющего интересы правительства в «Укрнафте», была простая функция: сохранять существующие позиции государства на предприятии, параллельно держа руку на пульсе его финансовых операций. Какое-то время с этой задачей справлялись, но сейчас стало понятно, что уже не будет даже этого.

Речь про то, что недавно НАК потерял большинство голосов в ревизионной комиссии. Это событие произошло месяц назад – 24 июля, когда один из трех представителей «Нафтогаза» в ревкомиссии, Андрей Тахтай, благополучно решил снять с себя соответствующие полномочия. Причин своего поступка Андрей Владимирович не разглашал, но интересна не так его мотивация, сколько последствия совершенного им маневра.

Сейчас ревкомиссия не может собрать кворум (три голоса) из-за того что в ней работают четыре человека, паритетно разделенные между двумя противоборствующими лагерями: Елена Коротчук и Эдуард Шевченко представляют интересы «Нафтогаза», а Ольга Андрияшина и Денис Повольнов – «приватовцев».

Что означает этот пат? Если говорить об уже достигнутых успехах, то они относительно скромные: представители государства уже несколько недель не могут добиться проведения внутреннего аудита «Укрнафты». Но перспектива всегда интереснее. Если того захочет Игорь Коломойский, ревкомиссия просуществует в своем нынешнем усеченном виде до истечения срока, на который были назначены ее сегодняшние члены – 18 мая 2022 года. Этого времени «Привату» должно хватить, чтобы материализовать свои самые нескромные фантазии с активами «Укрнафты».

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1