За семью печатями: что скрывают ГМК и МЭРТ от прессы

Чиновники ждут окончательного принятия закона о поднятии пошлины на экспорт металлолома, а также призывают пересмотреть стратегию работы с антидемпинговыми расследованиями. В сфере повышения ж/д тарифов транспортники вновь оказались глухи к доводам металлургов.

За семью печатями: что скрывают ГМК и МЭРТ от прессы

В отличие от публичных мероприятий у закрытых встреч чиновников и бизнеса градус выплескивания эмоций значительно ниже, а на первый план выходит не красноречие спикера, а трезвый расчет и многоходовки, в том числе в сфере международной торговли. В этом смог убедиться корреспондент UAprom, посетив заседание Совета по продвижению экспорта продукции ГМК при Министерстве экономразвития и торговли Украины.

Какой должна быть пошлина на лом

Казалось, наиболее жарким вопросом при обсуждении должна стать проблема экспорта металлолома. Однако такого развития событий не произошло. Наверняка, сказалось то, что накануне Верховная Рада в первом чтении приняла законопроект №3868, которым на три года поднимается вывозная пошлина на лом до 35 евро/т и временно отменяется регистрация внешнеэкономических контрактов в МЭРТе.

Зато удалось выяснить некоторые моменты в позиции министерства по этому вопросу, которую чиновники никогда не озвучивают, ну разве что кроме как в своих комментариях в Фейсбуке, да и то в усеченном варианте. Так, по словам Дениса Гутенко, директора департамента регулирования ВЭД, ведомство поддерживает идею законопроекта №3868, но с условием отмены регистрации карточек навсегда и увеличения пошлины не более чем до 25 евро/т.

Более того, говорит Д.Гутенко, при инициировании данного проекта закона МЭРТ вообще предлагал поднять пошлину на 10 евро/т, что являлось до мая 2015 года «коррупционной составляющей». По его словам, именно такими были размеры поборов с экспортеров лома со стороны членов Комиссии по распределению квот. Но сейчас МЭРТ полностью отказалось от квотирования, приняв решение регистрировать все контракты ВЭД, из-за чего на его департамент началось давление с целью полностью заблокировать экспорт лома.

Чиновник также уточнил, что дата последней регистрации экспортных контрактов на лом – 15 августа со сроком действия 2 месяца. То есть, с середины августа 2015 года до середины марта 2016 года министерство вообще не регистрировало карточки на экспорт металлолома. Но с начала года МЭРТ вынуждено исполнять свои обязательства по регистрации «ломовых» контрактов в соответствии с законодательством. Как известно, ведомство одобрило экспорт на 450 тыс. т сроком на два месяца.

В свою очередь, президент ОП «Металлургпром» Александр Каленков удивился такой спешке в министерстве, поскольку за последние две недели было проведено две комиссии, которые согласовали экспорт сырья на полмиллиона тонн. «Потери бюджета превысят 100 млн грн, если экспортировать лом по тем пошлинам, которые есть сейчас (10 евро/т – ред.). Почему нельзя было подождать? Речь идет о двух-трех неделях», - сказал он, видимо, имея в виду принятие з/п №3868 во втором чтении с последующей отправкой его на подпись президенту.

Вполне естественно, что ломозаготовители были недовольны таким развитием событий. По их мнению, пошлина в 35 евро/т полностью остановит экспорт лома. В частности, Валерий Мазур, представитель Украинской ассоциации экспортеров металлолома, назвал законопроект №3868 «суперкоррупционным, который наносит ущерб государственным интересам». Правда при этом эксперт-консультант привел поистине фантастические цифры: мол, ломосбор в стране составит 5 млн т при потребности украинских меткомбинатов 3 млн т. Посему Украина может спокойно экспортировать 2 млн т металлолома. «Было цинизмом принимать такой закон», - уверен В.Мазур.

При этом выступающий вновь решил удариться в философию, как это было прошлый раз с аграрной тематикой. На этот раз В.Мазур призвал не сравнивать металлургию с лесозаготовкой. Мол, на строительство нового метзавода необходимо 5 лет и $800 млн, а на новую лесопилку – всего $10 тыс. Хотя не совсем понятно, зачем возводить в Украине новые предприятия, если уже сейчас существующим не хватает лома. В общем и целом, речь представителя УАЭМ свелась к тому, что в прессе проводится «сумасшедшая кампания по остановке экспорта лома», которая «построена на дезинформации» и «подтасовке данных».

Кстати, по словам Д.Гутенко, МЭРТ сам в ситуации регулирования экспорта металлолома практически действовал «на грани фола» в рамках обязательств перед ВТО. А в этом году начал регистрировать контракты, чтобы показать международным партнерам, что «экспорт металлолома открыт».

Антидемпинговый приоритет: США или Россия

Весьма любопытно выглядел комплекс вопросов, связанный с антидемпинговыми расследованиями. Тут «командовала парадом» как раз замминистра экономики Наталья Микольская, как торговый представитель Украины, так и на правах юриста-международника. Основной ее тезис сводился к тому, что МЭРТу, в том числе в условиях дефицита кадровых ресурсов, нужны от металлургов приоритеты деятельности. В частности, есть ли у меткомпаний планы инициировать пересмотр действующих а/д мер или принимать участие в пересмотре уже инициированных.

Кроме того, она раскритиковала металлургов за то, как они участвуют в этом процессе: «в последний момент, за пару дней до дедлайна, ваши юристы обращаются к нам». По ее словам, так система не работает, необходимо начинать еще до начала официального расследования, а стратегию работы с антидемпинговыми расследованиями вообще следует, по ее мнению, пересмотреть.

Прежде всего, Н.Микольская призвала металлургов определиться, хотят ли украинские меткомпании обжаловать решение ЕЭК о введении пошлины на стальные прутки. «14 апреля будет заседание Совета торговли ВТО, где мы будем достаточно детально обговаривать ограничения, внедренные РФ. У нас есть поддержка США, ЕС и Турции, работаем, чтобы получить поддержку ряда других стран. Казахстан поддерживает позицию Украины по пруткам, Беларусь неофициально тоже», - сказала она.

Торговый представитель напомнила, что ЕЭК два года не вводила пошлины на украинскую продукцию, «потому что я этим лично занимаюсь». «Мы как могли этот вопрос оттягивали. Но правительство не может тянуть за собой метпредприятия в расследованиях, мы можем делать политическую надстройку над вашими наработками», - продолжала она критиковать металлургов, добавив, что при ее содействии Турция не ввела предварительные а/д меры против украинской стали. Кроме того, отечественная продукция (видимо, речь об арматуре – ред.) не попала в расследование в ЕС. «По нашей информации, Украина была в первичном пуле, но ее убрали. Сейчас осталась только Беларусь», - констатировала Н.Микольская.

Замминистра также выказал непонимание прекращением диалога по снятию антидемпинга на рынке США, уточнив, есть ли у металлургов еще интерес к нему или нет. По ее словам, сейчас есть основания говорить о пересмотре действующих мер, поскольку после визита президента Порошенко в США и по итогу формирования нового правительства в Украине может возобновить работу двухсторонний орган по экономики во главе с вице-президентом Джо Байденом и украинским премьером или президентом. Но в целом, признала Н.Микольская, чтобы попасть на американский рынок, необходимо применять нестандартные методы.

В то же время торговый представитель заявила, что категорически против введения зеркальной 5%-й пошлины на импорт металлопродукции из России путем принятия соответствующего закона, так как это нарушит обязательства нашей страны перед ВТО. Она пояснила, что Украина при вступлении в ВТО согласилась на нулевой уровень пошлины при поставках металлопродукции в страну: «металлурги не возражали». И когда был отменен режим свободной торговли с РФ, то Украина имеет нулевую ввозную пошлину. И в случае введения 5% пошлины на поставки металлопродукции из РФ, против такого решения могут возражать члены ВТО.

В то же время Н.Микольская напомнила, что около 10 месяцев предлагает метпредприятиям инициировать проведение антидемпинговых расследований с «антисубсидарным элементом», что уже через два месяца позволит ввести предварительные антидемпинговые пошлины. «Если бы это было сделано, мы бы уже около полгода жили с предварительными антидемпинговыми мерами», - пожурила она металлургов за нерасторопность.

При этом замминистра привела пример украинского расследования по импорту нитрата аммония из РФ, когда Украина ввела газовую корректировку, увеличив пошлину с 16% до 35%. «Понятно, что газовая составляющая в металле не так велика, как в нитрате аммония, но мы могли бы пойти путем газовой корректировки. Давайте поищем еще субсидии, наверняка, они есть», - подчеркнула Н.Микольская, отметив, что нынешняя ситуация, когда с украинских товаров взимается пошлина, а российские ввозятся на беспошлинной основе, является «несправедливой и нечестной».

АТО против «Укрзализныци»

Несмотря на актуальность проблемы металлолома и антидемпинга, сложилось ощущение, что металлургов больше интересовал вопрос работы предприятий в зоне АТО, а также обеспечения перевозок в этом регионе. Так, А.Каленков обратил внимание, что чиновники ГФС, пользуясь казуистикой, не возмещают НДС таким заводам, в частности, как ЕМЗ, ХТЗ и АМК, хотя те уже перерегистрированы на контролируемой территории, а все их платежи идут в бюджет Украины.

«Сейчас есть письмо налоговиков, в котором заменили слово «зарегистрированные» на «предприятия, активы которых находятся на неконтролируемой территории». Только по моему Объединению задолженность НДС по таким предприятиям составляет 780 млн грн. Никакой логичной причины, кроме как сэкономить деньги, я назвать не могу», - констатировал президент «Металлургпрома».

В свою очередь Сергей Беленький, председатель Федерации металлургов Украины, отметил, что в последнее время не слишком часто поднимается тема платы за недра по добыче железорудного сырья, которая за последние два года возросла в долларовом эквиваленте в 3-3,5 раза. «Если сейчас работают какие-то рабочие группы по нефтегазовой рентной плате, то никаких подобных групп по ЖРС, к сожалению, или не созданы, или нас туда не приглашают. Мы хотели бы обратить внимание, что наши горнодобывающие предприятия, они работают или нулевой, или отрицательной рентабельностью», - сообщил он.

Но большая часть критики досталась «Укрзализныце». Металлурги просили железнодорожников не отторгать от себя ДЖД, которая не вошла в ПАО. По словам Юрия Меркулова, начальника департамента коммерческой работы УЗ, СНБО уже заседало по вопросу дальнейшей деятельности Донецкой ЖД, которая не «вышла» полностью с неконтролируемой территории (ни бухгалтерия, ни кадрово, ни имущество) и находится в состоянии прекращения деятельности с 1 марта.

«Сейчас ведутся работы по комплектованию штата и созданию еще двух дирекций – Донецкая и Луганская дирекции ж/д перевозок. Мы создали региональный филиал ДЖД в городе Красный Лиман. Организована работа расчетного центра за перевозки. При этом со 2 марта полностью прекращено, физически остановлено направление средств в работу счетов ГП «ДЖД», которое расположено в Ясиноватое», - сообщил металлургам Ю.Меркулов.

Более того, по его словам, «Укрзализныця» взяла под сносный контроль процесс погрузки и перевозки подвижного состава на неконтролируемой территории - «спасибо ДТЭК», тогда как ранее там «застряло» порядка 18 тыс. вагонов. «Мы начали процесс обеспечения погрузки подвижного состава на НТ пока в соотношении один порожний вагон к трем, выходящим из НТ, но обеспечиваем процесс перевозки», - отметил он.

При этом железнодорожник сообщил, что УЗ активно работает над восстановлением участка Волноваха-Южнодонбасская. «Это даст возможность нормального обеспечения флюсовой продукцией, которая там застряла и вывозится фактически через три дороги. Это также решит вопросы обеспечения подвижным составом мариупольского узла, поскольку есть проблемы с пропускной способностью на участке Пологи – Камыш-Заря», - подчеркнул Ю.Меркулов.

В свою очередь Сергей Скорбун, начальник отдела инвестиций и оптимизации «Метинвеста», предложил инициировать инвестпроект по расширению пропускной способности участка Пологи - Камыш-Заря – Волноваха до 22 грузовых поездов поскольку нынешних 12-13 не достаточно для обеспечения мариупольских меткомбинатов, которые сейчас работают на 60% мощностей. «Их производственная программа предусматривала расширение производства с марта, но для того, чтобы выполнить взятые на себя контракты, мы вынуждены задействовать альтернативные каналы с использованием автомобильного транспорта, с использованием портов. Это дороже, это значительно вредит нашей конкурентоспособности и нашей себестоимости», - отметил он

При этом С.Скорбун отметил, что всем госмонополиям в Украине необходимо тем или иным образом подойти к рациональности своих трат и стоимости своих услуг. В частности, по его словам, все говорят, что с 1 мая УЗ поднимет тарифы на 10%, но на самом деле индексация составит все 15%. И, кстати, с этим утверждением согласился Ю.Меркулов.

«Железнодорожные тарифы занимают очень большую долю в себестоимости метпродукции. При экспорте в Европу ж/д тариф составляет около $30/т, т.е. около 10% от ее стоимости в целом. Если мы проведем индексацию на 15%, то увеличим себестоимость продукции на $4-4,5. Это очень существенно, поскольку мы можем потерять позиции на наших экспортных рынках. Как следствие – дальнейшие снижение экспорта, и в первую очередь пострадает сама «Укрзализныця», которая может недополучить, по нашим оценкам 10%. Если мы сократим производство, вы потеряете 11 млн. т грузов», - отметил С.Скорбун.

Кроме того представитель «Метинвеста» указал на то, что в Украине стоимость транспортировки природного газа в два раза превышает стоимость транспортировки в Европе ($25 против $10-12). Еще хуже, по словам С.Скорбуна, ситуация с портовыми сборами в нашей стране, которые в 2-3 раза, а иногда и в 4 раза выше, чем в других портах мира (в России, Турции, Египте). В данном случае уже пришлось соглашаться с этим тезисом замминистра инфрастуктуры Оксане Рейтер, которая сообщила, что уровень тарифов в украинских портах отпугивают многих потенциальных международных грузоотправителей. Поэтому, в качестве рецепта, представитель бизнеса предложил сделать так, чтобы общий уровень портовых не превышал 80 центов за тонну грузоподъемности судна, что позволит избавиться от скрытого налогообложения экспортеров.

Другое предложение С.Скорбуна заключалось в том, чтобы поискать резервы для повышения доходности внутри «Укрзализныци», например, в сфере закупок дизтоплива. По его словам, сегодня тонна ДТ стоит около 13 тыс. грн, а в финплане УЗ заложено 17,5 тыс. грн. Аналогично и по электроэнергии можно сэкономить 6 млрд. грн., поскольку железнодорожники закладывают индексацию на 23%, но по факту на сегодня рост против предыдущего года составляет всего 3% по первому классу потребления и на 14% по второму.

«Поэтому мы еще раз обращаемся с тем, чтобы пересмотреть вопрос роста ж/д тарифов и все-таки наложить мораторий. Непонятно, на что потратили средства от предыдущей индексации на 30%, это 9 млрд. грн. Почему мы, профинансировав УЗ, были вынуждены восстанавливать мосты за свои средства, предоставлять запчасти УЗ? Это непонятно», - вопрошал С.Скорбун.

Впрочем, его призыв так и остался «гласом вопиющего в пустыне», поскольку Н.Микольская тут же холодно заметила: «Если честно, то нам в правительстве тоже непонятно, почему УЗ должна работать себе в убыток и по заниженным тарифам. А не работать, как любое предприятие, направленное на получение прибыли». При этом чиновница сделала вид, будто и не заметила серьезных претензий по расходной части железных дорог.

В свою очередь О.Рейтер отметила, что данный вопрос комплексный. «Кризис у вас, кризис в УЗ, кризис экономики в стране, война, сложная ситуация, мало денег в бюджете и так далее и тому подобное. Делаете вы, что можете, делаем мы, что можем. Тариф изначально предполагалось повысить намного большее количество процентов, но в результате долгих переговоров с бизнесом и с ассоциациями и министерствами принято решение поднять тариф на 10%, что для УЗ недостаточно», - напомнила замминистра, попросив металлургов с пониманием отнестись к ситуации и «не требовать от нас невозможного».

Ю.Меркулов также признал, что у УЗ есть проблемы повышения внутренней эффективности и сокращения расходов. Впрочем, на конкретных мероприятиях в этом плане он не стал останавливаться, а стал утверждать, что единственной панацеей для «Укрзализныци» станет повышение ж/д тарифа, которое обеспечит дополнительный доход в 4,1 млрд. грн. При этом он выразил надежду, что до 1 мая это решение Кабмина будет формализовано и приведено в плоскость уже юстированного приказа путем внесения изменений в некоторые нормативно-правовые акты, в том числе и в сборник тарифов, а также получив согласие от Госрегуляторслужбы.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1