Денис Морозов: «Экспортная пошлина на лом спасла украинскую металлургию в прошлом году» (Часть 2)

Эскалация конфликта между металлургами и ломозаготовителями в прошлом году достигла своего апогея и завершилась компромиссным решением: введением экспортной пошлины на лом в 30 евро/т с отменой регистрации экспортных контрактов. Но это лишь сгладило проблему дефицита сырья в стране; ломосбор в Украине продолжает снижаться. Во второй части интервью бизнес-порталу UAprom Денис Морозов, директор по экономике и финансам украинской промышленной компании «Интерпайп», дал долгосрочный прогноз по дефициту и ломосбору в Украине, а также рассказал о перспективах импорта металлолома и круглой заготовки и негативном влиянии высоких тарифов государственных монополий.

Денис Морозов: «Экспортная пошлина на лом спасла украинскую металлургию в прошлом году» (Часть 2)

Первую часть интервью читайте здесь.

- «Интерпайп Сталь» незначительно увеличила выпуск трубной заготовки в 2016-м. Это значит, что с поставками металлолома стало легче после введения экспортной пошлины?

- Мы практически ушли из сегмента продажи заготовки как готового продукта. При этом существенно выросли в колесах, немного снизившись в трубах. В итоге рост по колесам дал потребность в увеличении производства стали. Если бы металлолома было больше, мы могли бы произвести и продать больше заготовки зарубеж. Но на рынке был реальный дефицит сырья, поэтому весь собранный лом мы расходовали на производство продукции с наибольшим числом переделов.

Если бы не было экспортной пошлины в 30 евро за тонну, ситуация была бы еще хуже.

- А сколько вы собрали лома и какая была потребность в сырье?

- Мы собрали всего 650 тыс. т металлолома за 2016 год, включая оборотный лом наших трубных заводов, сбор площадок Интерпайп Втормета и прямые закупки у трейдеров. Тогда как потребность была на уровне 750 тыс. т. То есть 100 тыс. т лома мы недобрали.

- И какие потери по продукции?

- Тут прямой счет, один к одному. Это примерно 100 тыс. т круглой заготовки, которую можно было реализовать сторонним потребителям. Кроме того, мы не принимали заказы на трубы и колеса, когда металлолома не было.

И есть непрямые потери. Если мы из-за отсутствия металлолома не выполняем заказы своевременно, клиенты снижают объемы заказов в будущем периоде.

- Какой прогноз по сбору лома на 2017 год? Ведь в 2016-м фактически показатель оказался лучше прогнозного (3,2 млн. т)

- Да, но ломосбор все равно был ниже 2015 года и меньше потребности металлургов в ломе в 2016 году. Т.е. ломосбор продолжил снижаться (и снижается уже с 2000 года). Сейчас трудно давать точные прогнозы, но рынок будет немногим ниже уровня 2016 года, то есть в диапазоне 2,9-3,1 млн. т металлолома. Роста ломозаготовки в текущем году мы не прогнозируем.

Может произойти временный всплеск, если УЗ начнет массовую утилизацию вышедших из эксплуатации вагонов. Мы этого ожидаем. Это улучшит ситуацию с ломосбором на непродолжительный период времени. Но стратегически заготовка металлолома будет падать дальше, и это проблема для украинской металлургии. Объем доступного лома снижается, а нового ломообразования не происходит.

По данным британского аналитического агентства CRU Independent Authority, за годы независимости Украина потребила 186 млн. т стали. За этот же период было заготовлено приблизительно 148 млн. т металлолома. То есть внутреннее потребление металла лишь немногим меньше ломосбора.

Это значит, что лом для будущей заготовки практически не появляется. В последние годы потребление стали в Украине составляет 4-5 млн. т в год. Часть металла уходит в здания, железобетон, откуда извлечь его даже со временем проблематично. Остальной металл потребляется машиностроением и другими отраслями, но его становится все меньше. Поэтому чем дальше, тем меньше будет металлолома, который можно будет легко собрать. Времена, когда в Украине заготавливали пусть даже 5 млн. т лома в год, ушли.

Есть такой миф металлоломщиков, что, чем выше цена на лом, тем выше ломосбор в Украине. Давно, лет 10 назад, это могло быть правдой: лома много, собирай – не хочу. Но по прошлому году мы видим, что цена в Украине существенно выше экспортного паритета. И даже при такой цене его не удалось собрать даже на покрытие потребности металлургов. Сегодня нет корреляции между ценой и ломосбором. С каждым годом лома будет все меньше и меньше, цена – все выше и выше, но такой рост не будет приводить к увеличению ломосбора, он будет и дальше падать.

- УЗ все-таки уже начала проводить небольшие тендера по металлолому…

- Да, небольшие тендеры начались, на 5 тыс. т металлургической стружки, чугуна, несущественные объемы. Сейчас ожидается крупный тендер на продажу 120 тыс. т лома. Это будет хороший взнос «Укрзализныци» в украинскую экономику в виде сырья для производства стали.

Впрочем, у железнодорожников есть еще около 15 тыс. вагонов, которые вышли из эксплуатации и которые нужно утилизировать. А это еще порядка 300 тыс. т металлолома. Это уже большой объем сырья, который на некоторое время снизит дефицит. Однако, повторюсь, в долгосрочном периоде проблема не решится, лома будет не хватать.

- Каков дефицит по февралю?

- Дефицит лома в феврале, по данным «Укрметаллургпрома», составил 71 тыс. т и это 24% от потребности всей металлургии Украины.

- Вы прогнозируете, что Украина станет нетто-импортером лома. Сколько металлолома «Интерпайп» уже импортировал из России или из других стран?

- Мы импортируем лом из России и из Молдовы. Пока объемы пробные, несколько тысяч тонн. Но я думаю, что в перспективе нам придется увеличить объемы импорта лома. Других вариантов нет, иначе мы не закроем дефицит.

- Кроме РФ и Молдовы можно ли еще откуда-то импортировать лом по экономически оправданной цене?

- Если завозить из других стран, то с учетом перевалки в портах и доставки на завод по железной дороге получится очень высокая цена. Кроме того, морские порты в Украине не предназначены под перевалку большого объема лома. В итоге получится, что произведенная у нас заготовка из такого сырья, даже с учетом нашего очень эффективного производства стали, будет дороже, чем доставленная круглая заготовка из России.

Закупке лома в Европе препятствует проблема с колеей: его нужно будет перевалить в другие вагоны, это стоит больших денег и лишает экономического смысла. В Беларуси металлолома, по сути, нет. Там его хватает только на местный метзавод.

- Или импортировать круглую заготовку…

- Да, но это называется создавать рабочие места вне Украины. Это та ситуация, когда за лозунгом о свободном рынке скрывается довольно неприглядная правда. Украина экспортировала сырье в Турцию, а теперь будет покупать готовую продукцию в России.

- А сколько в прошлом году вы купили заготовки?

- 10-12 тыс. т заготовки.

- В таком случае очень важно продление до завершения действия экспортной пошлины. Но, по сути, до завершения ее действия осталось 7 месяцев…

- Экспортная пошлина на лом очень важна. Она помогает снизить остроту проблемы с сырьем. Мы видим, что в октябре 2016 – феврале 2017 гг., когда эта мера полноценно заработала, меньше лома вывезено на экспорт, чем за аналогичный период 2015-2016 гг. При этом пошлина не стала заградительной, чего опасались ломозаготовители: экспорт осуществлялся, то есть пошлина не препятствовала этим сделкам.

Что важно: хоть экспорт металлолома снизился за октябрь – февраль примерно в 2 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, но доходы бюджета за счет увеличения пошлины выросли на треть.

Более того, весь прошлый год, кроме нескольких месяцев, металлурги платили за лом выше экспортного паритета*. Это означает, что владельцу лома было выгоднее отгружать лом нам, чем на экспорт. В частности, в октябре-феврале 2016-2017 гг. разница между внутренней ценой и экспортным паритетом была приблизительно $38/т, что для металлоломного бизнеса очень много. Они хорошо заработали на нас. Со временем экономическая целесообразность экспорта будет и дальше падать. При этом пошлина делает ценовой порог для нас менее болезненным, поскольку лом получается экономически оправданным.

Это означает, что для металлургов пошлина сработала, для бюджета она сработала, и ломщиков она обидела, поскольку они экспортировали, сколько могли, и получили высокую цену в Украине.

Экспортная пошлина на лом спасла украинскую металлургическую отрасль в прошлом году. Потому что если бы лома не было, а его экспорт был бы на уровне 1 млн. т, как в 2015-м, то… Минус 1 млн. т стали, это существенная потеря для всех: металлургов, бюджета, рабочих мест. Металлурги будут выступать за продление срока действия этой пошлины.

* - Экспортный паритет с Турцией (приведенная турецкая цена) – минимальная цена металлолома, при которой экспортный бизнес лома из Украины экономически оправдан. Экспортный паритет с Турцией вычисляется по формуле: Цена лома CFR Турция минус затраты экспортера: фрахт из Украины, портовые расходы в Украине, экспортная пошлина в Украине, минимальная маржа экспортера за пределам Украины. В 2016 году эта группа факторов составляла около $85. Для того, чтобы определить экспортный паритет с Турцией по лому в данный момент, нужно из турецкой цены тонны лома вычесть $85.

- Как на бизнес «Интерпайпа» влияют постоянные повышения тарифов со стороны государственных монополий?

- Мы постоянно заявляем, что тарифы в Украине на услуги государственных монополий – самые высокие в мире: портовые сборы, электроэнергия, транспортировка газа и т.д. Мы за системный подход к этому вопросу, чтобы они были справедливыми, хотя бы на уровне наших основных конкурентов. Мы делали анализ, и вышло, что Украина – мировой лидер по уровню тарифов монополий.

- Какова их доля в себестоимости продукции?

- Доля этих тарифов в себестоимости нашей продукции составляет 15-20%. И это при том, что у нас маржинальность продаж всего 10%. То есть, они выше почти в 2 раза. Если сравнивать с Россией, Турцией, Беларусью, Польшей, то электроэнергия у них дешевле, газ дешевле. Портовые сборы у нас самые дорогие в мире, даже не с чем сравнивать. Вот такая картина.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1