Алексей Смирнов: «Проще всего вырезать полстраны на металлолом и вывезти заграницу. А что делать с металлургией дальше?»

Украинская металлургия не может работать без металлолома, в противном случае придется увеличивать издержки производства стали, а электрометаллурги так и вовсе остановятся. О том, сколько лома необходимо отечественным предприятиям для работы, и об опасности его экспорта бизнес-портал UAprom выяснял у профессора, д.т.н., Заслуженного деятеля науки и техники Украины, вице-президента украинской ассоциации сталеплавильщиков Алексея Смирнова в первой части интервью.

Алексей Смирнов: «Проще всего вырезать полстраны на металлолом и вывезти заграницу. А что делать с металлургией дальше?»

- Алексей Николаевич, какова роль металлического лома в украинской металлургии?

- Это очень важный вопрос, ведь металлолом можно действительно назвать стратегическим сырьем для нашей страны. От него зависит функционирование стратегической отрасли - украинской металлургии.

Сейчас у нас два источника железа. Первый – это руда, которую еще необходимо обогатить, чтобы получить железо. Второй - металлургический металлолом, то есть, фактически, готовое железо с различными примесями.

По сути, металлолом – это отходы промышленной «жизнедеятельности». Откуда они берутся? Это амортизационный металлолом и технологические отходы. Технологический лом ограничен в количестве, а амортизационный – это те объекты, которые были построены 30-40 лет назад, то есть еще при СССР. При этом технология металлургического производства устроена таким образом, что для выплавки стали обязательно необходимо некоторое количество лома.

- На каком этапе выплавки стали используется металлолом?

- Вообще, в мировой практике существует три метода производства стали: конвертерное (основное в Украине), дуговые печи и мартеновское. Технология конвертерного производства предполагает, что в доменной печи выплавляется первый продукт восстановленного железа – чугун, который заливается в конвертер, где с помощью вдуваемого кислорода удаляется избыточный углерод, кремний и марганец.

Но так устроена физхимия этого процесса, что тепла чугуна и тепла реакций кислорода с углеродом, кремнием, марганцем оказывается больше, чем необходимо для ведения металлургического процесса. Поэтому металлолом используется в качестве охладителя, и без него конвертерный процесс не сможет работать эффективно.

Как правило, лом необходим в объеме не менее 15-20% от веса плавки. Например, если вес плавки составляет 330 т (как, например, на комбинате «Азовсталь»), то в конвертер необходимо загрузить 55-65 т металлолома.

- Сколько украинским метпредприятиям необходимо металлолома для стабильной работы?

- В 2014 году Украина выплавила порядка 20 млн. т стали в конвертерах, для чего понадобилось минимум 3-3,5 млн. т металлолома. Также было выплавлено более 5,5 млн. т мартеновской стали, при выплавке которой также необходим металлолом в количестве 30-50% от массы плавки. Годовое потребление металлолома в мартеновских печах (за вычетом оборотного металлолома) можно оценить в размерах 0,6-0,8 млн. т. А ведь есть еще электродуговые печи, которые просто переплавляют металлолом, то есть на одну тонну заготовки необходимо обеспечить примерно 1,15 т металлолома.

Из числа электросталеплавильных цехов больше всех лома потребляет «Интерпайп сталь» - порядка 1,3-1,5 млн. т, ООО «Электросталь» (Курахово) – 0,5 млн. т. А еще есть малые заводы, например, «Энергомашспецсталь» (0,15 млн. т), НКМЗ (0,15 млн. т), сталелитейные мощности в Кременчуге. При этом уже сейчас простаивают ДЭМЗ, «АзовЭлектроСталь» и павлоградское предприятие «ТСА Стил Групп».

Таким образом, в настоящее время украинской металлургии скромно, по самым осторожным подсчетам, без учета простаивающих заводов, необходимо около 6-6,5 млн. т металлолома. Без него она просто не сможет нормально работать.

- Есть ли возможность снижать потребление металлолома украинскими металлургами?

- А им приходится это делать, ведь в Украине из года в год сокращается база заготовки амортизационного лома. На этом фоне «Интерпайп стали» тяжелее всех по той причине, что компания вошла на рынок, который уже начал стагнировать. Плюс жесткая конкуренция по географическому принципу: вверху по Днепру расположен ДМКД, в Днепропетровске сам «Интерпайп сталь», ниже по реке «Запорожсталь» и «Днепроспецсталь» в Запорожье. Кроме того перестал приходить лом из Крыма и большей части Донбасса.

По самым скромным оценкам, в Украине дефицит металлолома может превысить в этом году 1 млн. т. Для внутренних потребителей заготовка составит 3,9 млн. т, с учетом экспортных объемов - 4,6 млн. т. При этом потребности метпредприятий в этом сырье оцениваются в 6 млн. т. Поэтому комбинатам с конвертерами придется работать с более высокими затратами, заливать больше чугуна, расходовать больше газа, кокса и пр.

- Может ли Украина больше собирать лома?

- Наверное, может, но не намного. Ранее, когда на рынок выходил ДЭМЗ (конец 90-х годов прошлого века) и другие игроки, то объемы сбора амортизационного лома были на уровне 10-11 млн. т в год. Тогда мы «проедали» еще советское наследие, было еще много легкодоступного лома. Но база заготовки металлолома уменьшается с каждым годом, поскольку в 90-х годах практически ничего серьезного не строилось.

Сейчас единственным крупным источником металлолома могут быть старые автомобили, но Украина - не Германия: тут также маневр ограничен. Плюс необходимы специальные мощности для сбора и переработки автолома, т.н. шреддерные установки.

Поэтому в краткосрочной перспективе Украину ждет нарастающий дефицит металлолома, и это негативно скажется на металлургах. То есть в условиях бесконтрольного сбора и вывоза лома страна не только превращается в сырьевую базу, но и теряет стратегическую отрасль, десятки, если не сотни тысяч рабочих мест.

- То есть, с рынка будут уходить крупные игроки, останавливаться заводы?

- Естественно, в условиях нехватки лома кто-то из игроков не выдержит и остановит производство. В настоящее время все меткомбинаты Украины решили свои проблемы за счет простаивающего предприятия в Алчевске. Ранее он потреблял около 700-800 тыс. т лома в год, и все равно у него был постоянный дефицит. Плюс это выгодно российским метзаводам по ту сторону границы – РЭМЗу, Таганрогскому МЗ, которые также потребляют лом. Но дефицит металлолома надо понимать не прямолинейно, то есть как полное отсутствие.

Между тем бесконтрольный вывоз металлолома недопустим, это стратегическое сырье страны. Например, Украина разрешает экспортировать свыше одного миллиона тонн сырья, в частности, в Турцию и получает небольшую валютную выручку (где-то около $150 млн.). При этом в данном процессе задействуется малое количество людей преимущественно при сборе и обработке металлолома.

А в это же время, например, «Интерпайп» выпускает конкурентоспособные на мировом рынке стальные трубы, а в этом процессе уже задействована целая производственная цепочка: работники заводов (как сталеплавильного, так и трубных), энергетики (шахтеры, генерация, распределение), транспортники и так далее. То есть, добавленная стоимость трубной продукции позволяет получать уже большему количеству людей зарплату, поэтому речь идет о промышленном комплексе в целом.

- Ломозаготовители говорят, что они заведут валюту в страну…

- Доводы металлоломщиков о том, что за две недели страна получит валютную выручку в целом правильные, но не стратегические. Украина все равно ее получит. Более того заработает в разы больше, когда на экспорт пойдут трубы. При том что будет задействовано несоизмеримо большее количество работников, с него заплатят большее количество налогов, в конце концов, это будет продукция более высокого передела. Проще всего вырезать полстраны на металлолом и вывезти заграницу. Возникает вопрос – а что делать с металлургией дальше?

- Есть ли возможность заменить металлолом?

- Заменить металлолом в принципе можно, поскольку существуют методы производства железа внедоменным процессом, т.н. прямое восстановление железа.

Таких методов немного в мире, глобальное производство стали внедоменным процессом составляет порядка 70-80 млн. т в год. Есть широко распространенная технология MIDREX, а сейчас все больше набирает популярность горячебрикетированное железо (ГБЖ). В Украине уже закупались тестовые партии ГБЖ, например, на АМК и ЕМЗ. Конечно, это не металлолом, но тоже использовать можно. Поэтому вопрос стоит не в том, чтобы заменить дефицитный металлолом, а в затратах: закупить по импорту лом или приобрести ГБЖ.

Кстати, есть еще вариант с использованием украинской железной руды, а именно - технология прямого восстановления железа (DRI). Она набирает популярность в странах третьего мира, где низкие затраты на сырье, энергоносители, рабочую силу, например, в Венесуэле, Иране, Мексике, Саудовской Аравии. У нас такой проект пытался реализовать группа «Финансы и Кредит», но затем по каким-то соображениям отказалась от этих планов.

- Многие эксперты нарекают на техническую отсталость украинской металлургической отрасли. Вы разделяете это мнение?

- Я полагаю, что основные процессы технического развития в отрасли соответствуют мировым тенденциям последних десятилетий. Прежде всего, это тотальное внедрение непрерывной разливки стали. Отказ от консервативной технологии – разливки в слитки с последующим многократным обжимом – в пользу машин непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) позволяет снизить себестоимость тонны стали на $50-70. Выгода достаточно очевидна: при разливке металла в слитки в силу определенных физических закономерностей выход годной заготовки составляет 80-85%, в то время как на МНЛЗ - 99-99,5%.

Второй тренд - последовательное закрытие мартеновских печей, что позволило снизить потребление природного газа. В Украине, по сути, работает только один мартеновский цех, на «Запорожстали». И третья ключевая модернизация – внедрение технологии вдувания пылеугольного топлива (ПУТ) в доменном переделе.

Этот процесс актуализировала проблема дорогого природного газа, используемого при выплавке чугуна. Вдувание ПУТ может свести его потребление к нулю. Снижение себестоимости тонны чугуна составляет при этом около $40-50. Технология привлекательна и тем, что позволяет сокращать расход кокса в шихте доменной печи за счет более дешевого пылеугольного топлива.

Так что модернизации в нашей металлургии осуществлялись. Иной вопрос, что процессы техразвития проходили явно медленней, чем у конкурентов – российских и турецких металлургов.

- На комбинате «Запорожсталь» технология непрерывной разливки стали внедрена не была. Как Вы полагаете, в чем причина?

- В данном случае свою роль играют технико-экономические особенности предприятия. В мартеновском цехе этого комбината выплавляются кипящие и полуспокойные стали. Для их производства нет нужды использовать дорогие ферросплавы в шихте и огнеупоры в футеровке сталеплавильного агрегата. На «Запорожстали» выпускают рядовые марки металла, для которых особо не требуется и внепечная обработка.

Учитывая эти моменты, строительство МНЛЗ на «Запорожстали» критически необходимой модернизацией назвать нельзя. Себестоимость на заводе и без того калькулируется на очень приемлемом уровне. Предприятие работает по стратегии абсолютной минимизации неэффективных затрат при производстве рядовых марок стали. В своей нише оно вполне конкурентоспособно.

- Получается, запорожскому меткомбинату и мартены выводить из эксплуатации не особо-то и нужно…

- Необходимость в этом существует. Ведь все оборудование мартеновского цеха устарело уже и морально и физически… И для того, чтобы снизить затраты, и с экологической точки зрения… Ну, заказы на рядовые марки стали могут со временем уменьшиться…

- Наверное, и с тем, чтобы снизить потребление природного газа?

- Отчасти. На «Запорожстали» эксплуатируются двухванные мартеновские печи, своего рода псевдо-конвертеры. При их работе газ практически не используется, применяется кислородная продувка чугуна.

Важный момент в следующем. Сейчас структура цен на сырье, расходные материалы и готовую продукцию позволяет предприятию формировать приемлемую себестоимость. Но конкуренция на внешних рынках показывает, что россияне, китайцы, турки также работают над снижением себестоимости своей металлопродукции. Поэтому через некоторое время возникнет необходимость в непрерывной разливке как целостном энергосберегающем цикле повышения конкурентоспособности.

И тогда сразу же проявится ситуация с мартенами. Нюанс в том, что внедрять непрерывную разливку в мартеновском цехе технологически неприемлемо. Очень сложно совместить квазидискретный процесс выплавки стали в мартеновских печах по 6-8 часов с 50-минутной разливкой ковша на МНЛЗ. Для этой технологии необходим конвертерный цех, о строительстве которого на «Запорожстали» говорили еще в позапрошлом десятилетии.

- Насколько рациональным представляется строительство МНЛЗ на «АрселорМиттал Кривой Рог» (АМКР)? Предприятие до сих пор активно использует разливку в слитки и обжимной передел.

- Криворожский меткомбинат также занимает особое место в отрасли с точки зрения экономики металлургического производства. Предприятие расположено в непосредственной близости от собственного месторождения железорудного сырья, затраты на транспортировку фактически отсутствуют.

АМКР тоже производит рядовую сталь по стратегии минимизации расходов. Себестоимость формируется достаточно низкая даже при использовании слиточного передела и обжимных станов. Одна работающая МНЛЗ позволяет комбинату пройти сертификацию продукции для определенных рынков. (В апреле гендиректор АМКР Парамжит Калон заявил на пресс-конференции о намерении построить еще три МНЛЗ – прим. Ред).

Вторую часть статьи о техническом развитии украинской металлургии, а также перспективах мини- и микро-металлургии читайте здесь.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
3