НЛМК отказывается от инвестиций ради дивидендов акционерам

НЛМК отказывается от инвестиций ради дивидендов акционерам

НЛМК Владимира Лисина (контролирует 85,54% акций) планирует повысить планку дивидендных выплат и расширить базу для их начислении, пишет газета «Коммерсант».

Совет директоров компании в апреле рассмотрит предложение менеджмента о закреплении размера дивидендов в диапазоне не менее 50% от чистой прибыли и свободного денежного потока (FCF), если чистый долг будет равен или ниже 1 EBITDA. Если долговая нагрузка превысит этот показатель, на дивиденды должно идти не менее 30% прибыли и FCF. Таким образом, у НЛМК появляется развилка для размера стабильных выплат, где максимум — порог по FCF, а минимум — порог по чистой прибыли, объясняет представитель компании. Кроме того, дивиденды предложено выплачивать на квартальной основе (сейчас полугодовые и годовые). Новая дивидендная политика сделает размер выплат более предсказуемым для инвесторов, уверен президент НЛМК Олег Багрин.

С 2011 года НЛМК по утвержденной политике должна платить акционерам не менее 20% чистой прибыли по US GAAP. С 2010 по 2014 год они находились в пределах от 20% до 35% от чистой прибыли, а за первое полугодие 2014 года составили 40% от этого скорректированного показателя, или $134 млн. Дивиденды за прошлый год еще не утверждены, но, по словам финансового директора компании Григория Федоришина, размер выплат может коррелировать с уровнем первого полугодия и анонсированными изменениями. Долговая нагрузка НЛМК уже позволяет платить по максимуму — на конец 2014 года она фактически втрое снизилась к уровню 2013 года, до $1,6 млрд, а соотношение чистый долг к EBITDA равнялось 0,67.

В презентации НЛМК указано, что если применить новые положения к показателям 2014 года, то дивидендная доходность акций компании составила бы 5,8% в случае выплат из чистой прибыли за год (дивиденды — $467 млн) и 7,1% при выплатах из FCF ($578 млн). По оценкам Владимира Сергиевского из Barclays, дивидендная доходность НЛМК в 2015 году составит свыше 8% годовых — «это будет сопоставимо с уровнем дивидендной доходности «Северстали» и явно выше, чем у ММК и Evraz». При этом дивидендная доходность европейских металлургов не превысит 3%, уверен аналитик. Олег Петропавловский из БКС считает, что Evraz, скорее всего, вообще не будет платить дивиденды из-за высокой долговой нагрузки, а доходность акций ММК может быть вдвое выше, до 16%, если компания решится выплатить 40% FCF, но так получается только потому, что компания «недооценена рынком и торгуется дешевле конкурентов».

Именно ММК первой среди российских металлургов заявила в октябре 2014 года, что станет учитывать при выплатах FCF и прибыль по РСБУ, чтобы нивелировать эффект от неденежных списаний. Но компания до сих пор не давала четких ориентиров рынку по порогу выплат. Дивиденды «Северстали» платятся исходя из скорректированной чистой прибыли по МСФО, но также привязаны к долговой нагрузке: они составят 50% от прибыли, если долг ниже 1 EBITDA, и 25% — если выше.

Олег Багрин отметил, что большинство компаний в отрасли продолжает отталкиваться от чистой прибыли при расчете дивидендов, так как направляют значительные объемы наличности на проекты развития и выплаты по долгам. НЛМК уже проинвестировала основные проекты, а долговая нагрузка компании низкая, поэтому она может позволить себе распределять наличность среди акционеров, говорит топ-менеджер. Компания серьезно пересмотрела затраты до 2018 года, представленные Владимиром Лисиным в феврале 2014 года. Так, ориентир НЛМК по капвложениям на этот срок с учетом инвестиций в поддержание производства снизился до $550 млн в год, тогда как прошлой весной компания оценивала их в $900 млн ежегодно. Основной объем инвестиций — $1,3 млрд — предполагалось направить в развитие железорудного сегмента. Но если раньше НЛМК планировала строительство новых мощностей на 5,5 млн тонн концентрата в год на Стойленском ГОКе, то теперь намерена увеличить производительность ГОКа лишь на 3,2 млн тонн, до 17,2 млн тонн в год, за счет повышения операционной эффективности и «расшивки узких мест» (потребуется всего $120 млн). Это позволит увеличить самообеспеченность в железорудном сырье до 95% (прирост до 19,5 млн тонн дал бы самообеспеченность на 100%).

По словам Олега Багрина, других перспективных проектов роста компания пока не видит, а хранить избыточную наличность на счетах не имеет смысла: «Мы же не банк». Олег Петропавловский не считает критичным снижение планов по производству концентрата. Но в погоне за капитализацией металлургам все равно нужно учитывать, что на горизонте трех-пяти лет у них могут появиться новые дорогостоящие проекты, для которых желательно иметь средства, указывает аналитик.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1