Константин Кучер: «Льготы нужны, чтобы успеть модернизировать предприятия»

Ожидаемое повышение стоимости природного газа в очередной раз усложнит жизнь украинским химическим предприятиям. «i» попросили замминистра промышленной политики Константина Кучера рассказать о роли правительства в решении данной проблемы, а также прокомментировать перспективы приватизации некоторых предприятий отрасли.

нас ...
ПО ТЕМЕ

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков тепловых сетей общей протяженностью

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Виталия Яремы Николая Герасимьюка, который, как утверждают

11 СЕНТЯБРЯ, 01:15

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Ожидаемое повышение стоимости природного газа в очередной раз усложнит жизнь украинским химическим предприятиям. «i» попросили замминистра промышленной политики Константина Кучера рассказать о роли правительства в решении данной проблемы, а также прокомментировать перспективы приватизации некоторых предприятий отрасли.

Вопрос: С какой рентабельностью сегодня работают азотные химпредприятия?

Ответ: Прошлогоднее подорожание газа негативно сказалось на производителях минеральных удобрений. Рентабельность предприятий резко снизилась и не превышает 5-10% по отрасли.

В: Как государство намерено поддерживать химиков в свете предстоящего повышения стоимости газа?

О: В этом году в первом чтении был принят законопроект «О стимулировании производителей минеральных удобрений», в котором определены налоговые льготы для производителей азотных удобрений. Цель — не предоставление химикам преференций, которые как временное явление не являются панацеей. Законопроект предполагает, что сэкономленные средства производители направят на техперевооружение предприятий. Ведь мы идем к мировым ценам на газ. Льготы нужны, чтобы в течение 3-5 лет успеть модернизировать все предприятия. Это позволит отрасли не сдать конкурентные позиции на рынках.

В: Чтобы смягчить сырьевую проблему, крупные производители азотных удобрений выражают готовность участвовать в разработке газовых месторождений на Черноморском шельфе. Насколько реально привлечение химиков к подобным проектам?

О: Проблема в том, что химические предприятия не имеют опыта по добыче газа. Более того, пока неизвестны объемы газа на указанной территории и объем средств, которые потребуется вложить в эти проекты.

В: Какую дополнительную поддержку государство готово оказать химикам?

О: Предпринимаются шаги по отмене целевой 2%-ной надбавки на газ. Министерство подготовило все необходимые документы, чтобы азотные предприятия могли подписать соответствующие договоры с «УкрГаз-Энерго». Также будет принята норма о повышении амортизационных отчислений. Это обусловлено тем, что более 70% основных материальных фондов предприятий изношено. Подобные меры помогут химикам устоять после подорожания газа, а вместе с ними и экономике Украины, поскольку на этих предприятиях работают около 200 тыс. человек. Во многих случаях эти предприятия являются градообразующими.

В: Каковы запасы по рентабельности в отрасли?

О: Все будет зависеть от цен на продукцию. В прошлом году мы прогнозировали, что повышение стоимости газа до $130 за тыс. куб. м приведет к полной или частичной остановке предприятий. Но благодаря тому, что цена на минудобрения на мировых рынках была достаточно высокой, некоторые заводы сохранили валовую рентабельность на уровне 50%. Хотя северодонецкий «Азот» в производстве аммиака был убыточен. По нашим подсчетам, при цене на продукцию $330-350 за т и стоимости газа $230 предприятия будут работать в убыток. Но мы надеемся, что такого резкого повышения стоимости газа не произойдет.

В: Каков ваш прогноз по ценам на мировых рынках?

О: До 2010 г. цена на минеральные удобрения должна составить $330-350 за т. Думаю, этот показатель может дорасти даже до $400 за т. Если предприятиями к этому времени будут предприняты все меры по модернизации производства, это поможет химикам устоять. Но не все предприятия выдержат стоимость газа $230 за 1 тысячу кубометров.

В: Какие предприятия сохранят положительную рентабельность при указанной цене газа?

О: Горловский «Стирол», поскольку менеджмент завода выделяет достаточно средств на модернизацию предприятия и углубляет переработку аммиака в готовый продукт, чем повышается его конкурентоспособность. Выдержит такое подорожание и Одесский припортовый завод, поскольку труба по транспортировке аммиака заходит прямо на завод и транспортная составляющая в себестоимости продукции равна нулю. Удачное расположение завода — в порту — позволяет предприятию иметь сильные конкурентные позиции.

В: А какая ситуация с рентабельностью на «Ровноазоте» и черкасском «Азоте»?

О: Конкурентное преимущество этих предприятий в том, что они работают в основном на внутренний рынок. Поэтому правительство думает над тем, как развивать внутреннего потребителя. Ведь не так давно (в 90-е годы) показатель по внесению минудобрений в поля составлял около 150 кг на гектар. Ныне он едва достигает 33 кг. Если мы выйдем по потреблению удобрений сельхозпредприятиями хотя бы на показатели 90-х, это существенно изменит ситуацию на внутреннем рынке. Отечественный производитель защищен в том случае, когда около 60-70% продукции потребляется на внутреннем рынке (сейчас соотношение практически обратное) и только 30-40% идет на экспорт. Тогда предприятия устойчивы к ценовым колебаниям на внешних рынках. Думаю, что в ближайшие два-три года мы выйдем на такой показатель.

В: Что дает основание таким оптимистичным прогнозам?

О: Сельское хозяйство хорошо развивается. Кроме того, государство дотирует сельхозпроизводителей. В этом году в госбюджете на закупку крестьянами минеральных удобрений было выделено 150 млн. грн. Но существует другой негативный момент. Нашим производителям минеральных удобрений сложно конкурировать с российскими, поскольку стоимость газа у них значительно ниже ($50 за 1 тысячу кубометров против $130). И насколько бы наши производители не снизили стоимость продукции, российские конкуренты могут это сделать в большей степени.

В: Какую дотацию аграриям на закупку минудобрений правительство запланировало на следующий год?

О: Около 250 млн. грн. Хотя реальная потребность сельхозпроизводителей составляет 500-600 млн. грн.

В: Намерено ли правительство принимать меры по защите отечественного производителя на нашем рынке аммиачной селитры, где присутствие российских компаний составляет около 50%?

О: Проблема в том, что Украина вступает в ВТО, и мы не можем жестко ограничивать присутствие импортного товара. Начато антидемпинговое расследование по этому поводу, и мы надеемся на ограничение ввоза российской селитры в Украину. Минпромполитики выступает за введение импортных квот на эту продукцию.

В: Насколько реальны опасения игроков рынка минудобрений по поводу установления монополии после продажи Одесского припортового завода?

О: Правительство планировало выставить объект на продажу в конце октября, но указом президента этот процесс приостановлен. Дело в том, что окончательно не решен вопрос с защитой прав субъектов рынка, которые пользуются услугами завода по перевалке продукции. Фактически, покупатель объекта будет иметь возможность монопольно влиять на потребление минеральных удобрений. Минпромполитики настаивает на установлении квоты на перегрузку минеральных удобрений. Владелец завода должен эту квоту согласовывать с Минпромполитики. Кроме того, есть мнение, что тарифы на перевалку будущий собственник ОПЗ также должен согласовывать с правительством.

В: Спорным остается вопрос продажи другого объекта — «Сумыхимпрома». Стоит ли продавать это предприятие?

О: Сейчас идет предприватизационная подготовка завода. Но в этом году предприятие не будет продано. Продавать такой гигант, как «Сумыхимпром», непросто. Нужно изучить рынок и потенциальных инвесторов, провести аудит предприятия, чтобы узнать его стоимость. Необходимо проанализировать, как будет лучше: продать объект или оставить в госсобственности. Пока согласованного решения о его продаже нет.

В: Как продвигается создание государственной корпорации «Титан Украины», куда, согласно планам правительства, должно было войти и это предприятие?

О: Создание корпорации пока приостановлено в связи с тем, что в нее должны войти компании, которые в силу юридических причин не могут этого сделать. Речь идет о Вольногорском и Иршанском ГОК, которые пребывают в аренде до 2009 г.

В: Если арендаторы добьются продления срока аренды ГОК, это сорвет планы по созданию концерна. Такой вариант возможен?

О: Думаю, если правительство приняло решение создавать концерн, оно не отступит от своих планов. Пусть даже придется создавать корпорацию по окончанию срока аренды ГОК. Хотя не исключено, что арендаторы пойдут на компромисс и договор аренды будет расторгнут досрочно. Тогда создание концерна ускорится.

В: Производители сложных минеральных удобрений испытывают трудности с обеспечением сырьем. Какие пути решения этой проблемы готово предложить правительство?

О: В Житомирской области есть запасы ильменитовых руд. На их разработку необходимо потратить около $200 млн. К нам обратились несколько компаний, готовых участвовать в проекте. Но разработка месторождения еще не начата, несмотря на то что лицензии получены. Если в ближайшее время получатели лицензий не начнут разработку месторождений, встанет вопрос о лишении их такого права.

В: О каких месторождениях идет речь?

О: В первую очередь — об Иршанском ГОК. Его запасов хватило бы нашим производителям еще на сто лет.

В: Украина способна обеспечить себя и калийным сырьем. Недавно министр промполитики Анатолий Головко анонсировал запуск калийного завода. Расскажите подробнее об этих планах.

О: Речь идет о Стебницком руднике и предприятии «Полиминерал» (Львовская обл.). На Львовщине два таких рудника. Один из них мы планируем выставить на приватизацию, и надеюсь, что в следующем году пойдут первые инвестиции в его разработку. Мощности «Полиминерала» составляют 270 тыс. т каинита (содержание калия — 10%) на базе рудника №1. В 2003 г. разработана программа по ликвидации горной химии на территории Львовской области из-за экологических проблем. На их решение программой предусмотрено около 50 млн. грн. ежегодно.

В: Что будет с землей после ликвидации предприятий?

О: Планируется создание экологически чистой зоны. Пустоты будут заполнены водой, на их месте появятся чистые озера. Уже сегодня инвесторы готовы вкладывать средства в строительство санаториев и баз отдыха в этих зонах.

В: Какие химические активы могут быть проданы в этом году?

О: В нынешнем году мы планируем продать 70% акций «Росавы», 92% акций шосткинской «Свемы». В процессе предприватизационной подготовки находятся: Черкасский завод химреактивов, Константиновский химический завод и запорожский завод «Кремнийполимер». К последнему предприятию инвесторы проявляют большой интерес. Одним из основных инвесторов, как мы предполагаем, станет немецкая компания.

В: Речь идет о компании Folgat AG?

О: Да, но это не единственный претендент на покупку объекта.

В: Как отразится уменьшение экспорта отечественного аммиака на финансовой деятельности госпредприятия «Укрхимтрансаммиак»? Ведь о планах снизить экспорт заявляют производители этого продукта.

О: В уменьшении объемов прокачки аммиака некорректно винить само предприятие. Руководством предпринимаются все попытки сохранить эти объемы. Но так случилось, что в прошлом месяце уменьшил объемы поставок аммиака россошанский завод (россошанские «Минудобрения», Россия, Воронежская обл.— Авт.), произошла авария на горловском «Стироле» (крупнейший в Украине поставщик товарного аммиака), что снизило объемы прокачки. В результате август оказался провальным. Но уже в октябре мы ожидаем увеличения объемов прокачки и надеемся выйти на запланированный уровень — 2 млн. 600 тыс. т аммиака в год (с украинской стороны.— Авт.).

В: Как распределены квоты на прокачку аммиака между отечественными и российскими производителями?

О: 50 на 50. Но если наши производители не выбирают квоту по некоторым причинам (например, в осенний период часть продукции идет на внутренний рынок), тогда прокачку увеличивают российские компании.

В: Уменьшатся ли объемы транзита аммиака в следующем году?

О: Такое возможно лишь в случае значительного и одномоментного подорожания газа. Думаю, что в следующем году плановые объемы по аммиаку сохранятся. Хотя не исключаю, что производители увеличат производство карбамида и, как следствие, уменьшат экспорт аммиака.

В: При какой стоимости аммиака его экспорт не приносит прибыли?

О: При нынешней цене на газ стоимость аммиака $195 за тонну приводит к убыткам.

В: Недавно министр Анатолий Головко заявил о продолжении работы по созданию корпорации «Укрэнергомаш». Как идет работа?

О: Прошлогоднего постановления Кабмина о создании корпорации «Укрэнергомаш» никто не отменял. В постановлении сказано, что в объединение войдут три предприятия: «Электротяжмаш», Харьковский электромеханический завод и Завод им. Шевченко (все — Харьков). После передачи корпоративных прав государства в ОАО «Турбоатом» от ФГИ к Минпромполитики «Турбоатом» также должен быть включен в состав корпорации. Но пока государственные корпоративные права на это предприятие находятся в ведении ФГИ.

В: Разве их не передали «Укратомпрому»?

О: В соответствии с президентским указом «Укратомпрома» сейчас не существует. В ходе последнего визита премьер-министра в Харьковскую область к нему обратились руководители обладминистрации и облсовета с просьбой вернуться к созданию корпорации «Укрэнергомаш». Устав объединения уже готов и находится на согласовании. 

В: В прошлом году Мегабанк (миноритарий «Турбоатома») успешно заблокировал передачу госдоли от ФГИ к Минпромполитики. Что помешает им снова подать иск?

О: Действительно, были некоторые препятствия, связанные с этим иском. Но недавно мы повторно обратились в ФГИ с просьбой передать нам корпоративные права государства. Надеюсь, что с помощью правительства решение будет принято. Возможно, уже после выборов.

В: Имеет ли смысл создавать «Укрэнергомаш» без «Турбоатома»?

О: Корпорация необходима, и она может эффективно работать без «Турбоатома». Потребители продукции не хотят иметь дело с отдельными предприятиями и заинтересованы в комплектных поставках оборудования. Если корпорация будет успешно работать в составе трех предприятий, то и «Турбоатом», я думаю, к ней присоединится.

В: Чем объясните необходимость присутствия Харьковского электромеханического завода (ХЭМЗ) в составе корпорации? Ведь он производит электротехническую продукцию, а не энергомашиностроительную?

О: ХЭМЗ производит часть продукции, которую выпускают «Электротяжмаш» или НПО им. Фрунзе. Поэтому за счет перераспределения заказов можно обеспечить его работой. Сегодня ХЭМЗ уже не тот, каким был два-три года назад. Тем не менее он вписывается в состав корпорации. 

В: Вмешивается ли Минпромполитики в дело о банкротстве ХЭМЗ?

О: Да, в Минпромполитики сейчас решается вопрос о погашении долгов, чтобы закрыть процесс банкротства. Министерство и завод ведут переговоры с кредиторами о подписании мирового соглашения.

В: Планируется ли приватизация потенциальных участников корпорации?

О: Вопрос приватизации «Электротяжмаша» обсуждался, но в связи с планами по созданию корпорации продажа завода стала неактуальной.

Вопрос: С какой рентабельностью сегодня работают азотные химпредприятия? 

Ответ: Прошлогоднее подорожание газа негативно сказалось на производителях минеральных удобрений. Рентабельность предприятий резко снизилась и не превышает 5-10% по отрасли.

В: Как государство намерено поддерживать химиков в виду предстоящего повышения стоимости газа?

О: В этом году в первом чтении был принят законопроект «О стимулировании производителей минеральных удобрений», в котором определены налоговые льготы для производителей азотных удобрений. Цель — непредоставление химикам преференций, которые как временное явление не являются панацеей. Законопроект предполагает, что сэкономленные средства производители направят на техперевооружения предприятий. Ведь мы идем к мировым ценам на газ. Льготы нужны, чтобы в течение 3-5 лет успеть модернизировать все предприятия. Это позволит отрасли не сдать конкурентные позиции на рынках.

В: Чтобы смягчить сырьевую проблему, крупные производители азотных удобрений выражают готовность участвовать в разработке газовых месторождений на Черноморском шельфе. Насколько реально привлечение химиков к подобным проектам?

О: Проблема в том, что химические предприятия не имеют опыта по добыче газа. Более того, пока неизвестны объемы газа на указанной территории и объем средств, которые потребуется вложить в эти проекты.

В: Какую дополнительную поддержку государство готово оказать химикам? 

О: Предпринимаются шаги по отмене целевой 2%-ной надбавки на газ. Министерство подготовило все необходимые документы, чтобы азотные предприятия могли подписать соответствующие договоры с «УкрГаз-Энерго». Также будет принята норма о повышении амортизационных отчислений. Это обусловлено тем, что более 70% основных материальных фондов предприятий изношено. Подобные меры помогут химикам устоять после подорожания газа, а вместе с ними и экономике Украины, поскольку на этих предприятиях работают около 200 тыс. человек. Во многих случаях эти предприятия являются градообразующими.

В: Каковы запасы по рентабельности в отрасли?

О: Все будет зависеть от цен на продукцию. В прошлом году мы прогнозировали, что повышение стоимости газа до $130 за тыс. куб. м приведет к полной или частичной остановке предприятий. Но благодаря тому, что цена на минудобрения на мировых рынках была достаточно высокой, некоторые заводы сохранили валовую рентабельность на уровне 50%. Хотя Северодонецкий «Азот» в производстве аммиака был убыточен. По нашим подсчетам, при цене на продукцию $330-350 за т и стоимости газа $230 предприятия будут работать в убыток. Но мы надеемся, что такого резкого повышения стоимости газа не произойдет.

В: Каков ваш прогноз по ценам на мировых рынках?

О: До 2010 г. цена на минеральные удобрения должна составить $330-350 за тонну. Думаю, этот показатель может дорасти даже до $400 за тонну. Если предприятиями к этому времени будут предприняты все меры по модернизации производства, это поможет химикам устоять. Но не все предприятия выдержат стоимость газа $230 за 1 тысячу кубометров.

В: Какие предприятия сохранят положительную рентабельность при указанной цене газа?

О: Горловский «Стирол», поскольку менеджмент завода выделяет достаточно средств на модернизацию предприятия и углубляет переработку аммиака в готовый продукт, чем повышается его конкурентоспособность. Выдержит такое подорожание и Одесский припортовый завод, поскольку труба по транспортировке аммиака заходит прямо на завод и транспортная составляющая в себестоимости продукции равна нулю. Удачное расположение завода — в порту — позволяет предприятию иметь сильные конкурентные позиции.

В: А какая ситуация с рентабельностью на «Ровноазоте» и черкасском «Азоте»?

О: Конкурентное преимущество этих предприятий в том, что они работают в основном на внутренний рынок. Поэтому правительство думает над тем, как развивать внутреннего потребителя. Ведь не так давно (в 90-е годы) показатель по внесению минудобрений в поля составлял около 150 кг на гектар. Ныне он едва достигает 33 кг. Если мы выйдем по потреблению удобрений сельхозпредприятиями хотя бы на показатели 90-х, это существенно изменит ситуацию на внутреннем рынке. Отечественный производитель защищен в том случае, когда около 60-70% продукции потребляется на внутреннем рынке (сейчас соотношение практически обратное) и только 30-40% идет на экспорт. Тогда предприятия устойчивы к ценовым колебаниям на внешних рынках. Думаю, что в ближайшие два-три года мы выйдем на такой показатель.

В: Что дает основание таким оптимистичным прогнозам?

О: Сельское хозяйство хорошо развивается. Кроме того, государство дотирует сельхозпроизводителей. В этом году в госбюджете на закупку крестьянами минеральных удобрений было выделено 150 млн. грн. Но существует другой негативный момент. Нашим производителям минеральных удобрений сложно конкурировать с российскими, поскольку стоимость газа у них значительно ниже ($50 за 1 тысячу кубометров против $130). И насколько бы наши производители не снизили стоимость продукции, российские конкуренты могут это сделать в большей степени. 

В: Какую дотацию аграриям на закупку минудобрений правительство запланировало на следующий год?

О: Около 250 млн. грн. Хотя реальная потребность сельхозпроизводителей составляет 500-600 млн. грн.

В: Намерено ли правительство принимать меры по защите отечественного производителя на нашем рынке аммиачной селитры, где присутствие российских компаний составляет около 50%?

О: Проблема в том, что Украина вступает в ВТО, и мы не можем жестко ограничивать присутствие импортного товара. Начато антидемпинговое расследование по этому поводу, и мы надеемся на ограничение ввоза российской селитры в Украину. Минпромполитики выступает за введение импортных квот на эту продукцию.

В: Насколько реальны опасения игроков рынка минудобрений по поводу установления монополии после продажи Одесского припортового завода?

О: Правительство планировало выставить объект на продажу в конце октября, но указом президента этот процесс приостановлен. Дело в том, что окончательно не решен вопрос с защитой прав субъектов рынка, которые пользуются услугами завода по перевалке продукции. Фактически, покупатель объекта будет иметь возможность монопольно влиять на потребление минеральных удобрений. Минпромполитики настаивает на установлении квоты на перегрузку минеральных удобрений. Владелец завода должен эту квоту согласовывать с Минпромполитики. Кроме того, есть мнение, что тарифы на перевалку будущий собственник ОПЗ также должен согласовывать с правительством. 

В: Спорным остается вопрос продажи другого объекта — «Сумыхимпрома». Стоит ли продавать это предприятие?

О: Сейчас идет предприватизационная подготовка завода. Но в этом году предприятие не будет продано. Продавать такой гигант, как «Сумыхимпром», непросто. Нужно изучить рынок и потенциальных инвесторов, провести аудит предприятия, чтобы узнать его стоимость. Необходимо проанализировать, как будет лучше: продать объект или оставить в госсобственности. Пока согласованного решения о его продаже нет.

В: Как продвигается создание государственной корпорации «Титан Украины», куда, согласно планам правительства, должно было войти и это предприятие?

О: Создание корпорации пока приостановлено в связи с тем, что в нее должны войти компании, которые в силу юридических причин не могут этого сделать. Речь идет о Вольногорском и Иршанском ГОК, которые пребывают в аренде до 2009 г. 

В: Если арендаторы добьются продления срока аренды ГОК, это сорвет планы по созданию концерна. Такой вариант возможен?

О: Думаю, если правительство приняло решение создавать концерн, оно не отступит от своих планов. Пусть даже придется создавать корпорацию по окончанию срока аренды ГОК. Хотя не исключено, что арендаторы пойдут на компромисс и договор аренды будет расторгнут досрочно. Тогда создание концерна ускорится.

В: Производители сложных минеральных удобрений испытывают трудности с обеспечением сырьем. Какие пути решения этой проблемы готово предложить правительство?

О: В Житомирской области есть запасы ильменитовых руд. На их разработку необходимо потратить около $200 млн. К нам обратились несколько компаний, готовых участвовать в проекте. Но разработка месторождения еще не начата, несмотря на то что лицензии получены. Если в ближайшее время получатели лицензий не начнут разработку месторождений, встанет вопрос о лишении их такого права.

В: О каких месторождениях идет речь?

О: В первую очередь — об Иршанском ГОК. Его запасов хватило бы нашим производителям еще на сто лет.

В: Украина способна обеспечить себя и калийным сырьем. Недавно министр промполитики Анатолий Головко анонсировал запуск калийного завода. Расскажите подробнее об этих планах.

О: Речь идет о Стебницком руднике и предприятии «Полиминерал» (Львовская обл.). На Львовщине два таких рудника. Один из них мы планируем выставить на приватизацию, и надеюсь, что в следующем году пойдут первые инвестиции в его разработку. Мощности «Полиминерала» составляют 270 тыс. т каинита (содержание калия — 10%) на базе рудника №1. В 2003 г. разработана программа по ликвидации горной химии на территории Львовской области из-за экологических проблем. На их решение программой предусмотрено около 50 млн. грн. ежегодно.

В: Что будет с землей после ликвидации предприятий?

О: Планируется создание экологически чистой зоны. Пустоты будут заполнены водой, на их месте появятся чистые озера. Уже сегодня инвесторы готовы вкладывать средства в строительство санаториев и баз отдыха в этих зонах.

В: Какие химические активы могут быть проданы в этом году?

О: В нынешнем году мы планируем продать 70% акций «Росавы», 92% акций шосткинской «Свемы». В процессе предприватизационной подготовки находятся: Черкасский завод химреактивов, Константиновский химический завод и запорожский завод «Кремнийполимер». К последнему предприятию инвесторы проявляют большой интерес. Одним из основных инвесторов, как мы предполагаем, станет немецкая компания.

В: Речь идет о компании Folgat AG?

О: Да, но это не единственный претендент на покупку объекта.

В: Как скажется уменьшение экспорта отечественного аммиака на финансовой деятельности госпредприятия «Укрхимтрансаммиак»? Ведь о планах снизить экспорт заявляют производители этого продукта.

О: В уменьшении объемов прокачки аммиака некорректно винить само предприятие. Руководством предпринимаются все попытки сохранить эти объемы. Но так случилось, что в прошлом месяце уменьшил объемы поставок аммиака россошанский завод (россошанские «Минудобрения», Россия, Воронежская обл.— Авт.), произошла авария на горловском «Стироле» (крупнейший в Украине поставщик товарного аммиака), что снизило объемы прокачки. В результате август оказался провальным. Но уже в октябре мы ожидаем увеличения объемов прокачки и надеемся выйти на запланированный уровень — 2 млн. 600 тыс. т аммиака в год (с украинской стороны.— Авт.)..

В: Как распределены квоты на прокачку аммиака между отечественными и российскими производителями?

О: 50 на 50. Но если наши производители не выбирают квоту по некоторым причинам (например, в осенний период часть продукции идет на внутренний рынок), тогда прокачку увеличивают российские компании.

В: Уменьшатся ли объемы транзита аммиака в следующем году?

О: Такое возможно лишь в случае значительного и одномоментного подорожания газа. Думаю, что в следующем году плановые объемы по аммиаку все-таки сохранятся. Хотя не исключаю, что производители увеличат производство карбамида и, как следствие, уменьшат экспорт аммиака. В любом случае на ситуацию окажут влияние цены на аммиак на внешних рынках.

В: При какой стоимости аммиака его экспорт не приносит прибыли?

О: При нынешней цене на газ стоимость аммиака $195 за тонну приводит к убыткам.

В: Недавно министр Анатолий Головко заявил о продолжении работы по созданию корпорации «Укрэнергомаш». Как идет работа?

О: Прошлогоднего постановления Кабмина о создании корпорации «Укрэнергомаш» никто не отменял. В постановлении сказано, что в объединение войдут три предприятия: «Электротяжмаш», Харьковский электромеханический завод и Завод им. Шевченко (все — Харьков). После передачи корпоративных прав государства в ОАО «Турбоатом» от ФГИ к Минпромполитики «Турбоатом» также должен быть включен в состав корпорации. Но пока государственные корпоративные права на это предприятие находятся в ведении ФГИ.

В: Разве их не передали «Укратомпрому»?

О: В соответствии с президентским указом «Укратомпрома» сейчас не существует. В ходе последнего визита премьер-министра в Харьковскую область к нему обратились руководители обладминистрации и облсовета с просьбой вернуться к созданию корпорации «Укрэнергомаш». Устав объединения уже готов и находится на согласовании. Надеюсь, что в ближайшее время он будет утвержден.

В: В прошлом году Мегабанк (миноритарий «Турбоатома») успешно заблокировал передачу госдоли от ФГИ к Минпромполитики. Что помешает им снова подать иск?

О: Действительно, были некоторые препятствия, связанные с этим иском. Но недавно мы повторно обратились в ФГИ с просьбой передать нам корпоративные права государства. Надеюсь, что с помощью правительства решение будет принято. Возможно, уже после выборов.

В: Имеет ли смысл создавать «Укрэнергомаш» без «Турбоатома»?

О: Корпорация необходима, и она может эффективно работать без «Турбоатома». Потребители продукции не хотят иметь дело с отдельными предприятиями и заинтересованы в комплектных поставках оборудования. Поэтому «Укрэнергомаш» может эффективно работать, представляя интересы нескольких предприятий. Наше энергетическое машиностроение находится на очень высоком уровне, продукция реализуется во многих странах мира. Если корпорация будет успешно работать в составе трех предприятий, то и «Турбоатом», я думаю, к ней присоединится.

В: Чем объясните необходимость присутствия Харьковского электромеханического завода (ХЭМЗ) в составе корпорации? Ведь он производит электротехническую продукцию, а не энергомашиностроительную?

О: ХЭМЗ производит часть продукции, которую выпускают «Электротяжмаш» или НПО им. Фрунзе. Поэтому за счет перераспределения заказов можно обеспечить его работой. Сегодня ХЭМЗ уже не тот, каким был два-три года назад. Тем не менее он вписывается в состав корпорации. На заводе есть необходимое оборудование и специалисты.

В: Вмешивается ли Минпромполитики в дело о банкротстве ХЭМЗ?

О: Да, в Минпромполитики сейчас решается вопрос о погашении долгов, чтобы закрыть процесс банкротства. Долги не такие уж большие. Министерство и завод ведут переговоры с кредиторами о подписании мирового соглашения.

В: Планируется ли приватизация потенциальных участников корпорации?

О: Вопрос приватизации «Электротяжмаша» обсуждался, но в связи с планами по созданию корпорации продажа завода стала неактуальной.

В: НАК «Украгролизинг» инициировала создание на ее базе государственного предприятия по производству сельхозтехники путем передачи на ее баланс комбайнового производства ГП «Завод им. Малышева», ГП «Павлоградский машзавод», тракторного производства ПО «Южный машзавод», а также передачи в управление НАК государственных долей в предприятиях сельхозмашиностроения, в частности, ОАО «Харьковский тракторный завод» и «Херсонские комбайны». Как к этому процессу относятся в министерстве?

О: «Украгролизинг» напрямую подчиняется Кабмину. Мы со своей стороны отрицательно относимся к созданию такой компании, потому что имеем неприятный опыт. В 1998 г. была создана компания «Украгромашинвест», которой были переданы акции десятков предприятий сельхозмашиностроения. Но ничего хорошего из этого не вышло. Акции нескольких предприятий были проданы, остальная часть акций вернулась в ФГИ. Государство от этого ничего не выиграло.

В: Осуществляется ли процесс передачи активов на баланс «Украгролизинга»

О: Насколько мне известно, эта инициатива не нашла поддержки и передача акций не идет. «Украгролизинг» сейчас занимается свойственной ей деятельностью — передает в лизинг сельскохозяйственную технику.

В: Каждое новое правительство, как правило, принимает свою программу поддержки машиностроения, однако на практике никаких изменений не происходит. Возможно, стоит отойти от поддержки отрасли в целом и заняться развитием конкретных секторов, например, энергетического машиностроения?

О: В украинской промышленности есть две глобальные проблемы: кадры и износ оборудования. Сейчас в правительстве готовятся проекты, которые позволят решить эти вопросы. Если говорить об отдельных отраслях, то Минпромполитики помогает тому же «Электротяжмашу». Еще четыре года назад его годовой оборот составлял 50 млн. грн., до конца года он может составить 500 млн. грн.

В: Какова роль Минпромполитики в этом?

О: Мы помогаем предприятию получить новые контракты. Сейчас украинско-белорусская рабочая группа готовит к подписанию проект совместного протокола по мероприятиям, направленным на развитие нашего сотрудничества. Согласно этому документу значительно будет облегчен процесс участия в тендерах таких предприятий, как «Заря-Машпроект», «Электротяжмаш», «Турбоатом». Мы следим, чтобы вся тендерная документация своевременно направлялась нашим предприятиям.

В: Промышленники жалуются, что инвестиции в модернизацию производственных мощностей облагаются налогами. Как в такой ситуации можно говорить о позитивном инвестиционном климате?

О: Данную проблему снимает новый проект Налогового кодекса. Но сложно сказать, когда он будет принят Верховной Радой. Надеемся, что это произойдет до конца года. 

Беседовали Наталия Стецун, Андрей Самофалов

«Экономические известия», № 164(697), 24.09.2007

 

 

 

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1