«Мы ожидаем, что УГД сохранит нынешний уровень добычи либо незначительно его увеличит» – исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины

В 2019 году цена на газ упала до 10-летнего минимума. Это заставило ключевых игроков украинского рынка, ещё несколько лет назад торговавших газом по 300 долл, пересматривать свои бизнес-стратегии. Какие настроения преобладают среди добывающих предприятий сегодня Uaprom.info узнал у исполнительного директора Ассоциации газодобывающих компаний Украины Артема Петренко.

нас ...
«Мы ожидаем, что УГД сохранит нынешний уровень добычи либо незначительно его увеличит» – исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины

Какие у вас ожидания от нового правительства и будущих назначений в «Нафтогаз», «Укргаздобычу»?

Предыдущее правительство (под руководством А. Гончарука – ред.) декларировало цели увеличения добычи природного газа, повышения энергоэффективности и максимального обеспечения энергетической безопасности Украины. Это положительно воспринималось компаниями, и мы надеемся, что новое правительство также продолжит этот курс. Отрасль ожидает, что и в дальнейшем будут приниматься законы, создаваться условия и механизмы, направленные на привлечение капитала в Украину и увеличение добычи газа. Назначения в «Укргаздобычу» или «Нафтогаз» комментировать не в моей компетенции. Давайте дождемся, какие будут решения со стороны Наблюдательного Совета и нового правительства.

Тогда давайте поговорим о том, что уже есть. С каким результатом отрасль закончила 2019 год?

В Украине добыли 20,7 млрд кубометров газа. «Укргаздобыча» практически не изменила показателей 2018 года: было небольшое сокращение добычи в связи с пересмотром программы по бурению. Теперь компания подходит к этому вопросу более выборочно, смотрит в первую очередь на экономическую целесообразность процесса. Частные компании второй год подряд демонстрируют тенденцию по увеличению добычу газа. В 2019 году рост составил 5,05% и достиг рекордного показателя в 4,6 млрд кубометров газа. Некоторые из предприятий смогли увеличить добычу более чем на 50%. Это связано, в первую очередь, с бурением новых скважин после введения в 2018 году стимулирующей ренты. Это законодательное решение дало толчок для развития сервисного рынка и существенно увеличило количество новых заложенных скважин. На рост добычи частников также повлияло их взаимодействие с госкомпаниями по капремонту и расконсервации действующего фонда скважин.

В прошлом году отрасль развивалась в условиях рекордного снижения стоимости газа. Этот процесс начался с января-февраля и продолжается по сегодняшний день, что связано с разными факторами. Это переизбыток ресурса в Европе из-за большого количества газа со стороны России, американского СПГ и теплой зимы. Но даже несмотря на существенное снижение цен частные компании и «Укрнефть», которая наполовину принадлежит государству, демонстрировали рост добычи. Причем «Укрнефть», которая не имеет возможности инвестировать и  бурить новые скважины из-за ограничений, связанных с налоговым долгом, на текущем фонде смогла увеличить добычу более чем на 7%.

В Украине начали проводить онлайн-аукционы по продаже лицензий и конкурсы на заключение соглашений по распределению продукции (СРП). Насколько успешной оказалась эта практика и как она повлияла на газовый рынок?

Мы считаем, что государство пошло по пути прозрачного привлечения отечественных и иностранных инвесторов в газодобывающую отрасль. В прошлом году на аукционы и конкурсы вынесли 42 участка общей площадью 29 тыс. км2. Такого масштаба в истории Украины не было еще никогда. В результате онлайн-аукционов на площадке ProZorro.Sale было продано 19 участков, из которых 14 приобрела «Укргаздобыча» (УГД), остальные – украинские и иностранные инвесторы. В частности, один из участков приобрела словацкая Nafta.

Есть победители и по результатам 9 конкурсов на заключение СРП. Среди них – крупные украинские газодобывающие предприятия, иностранные инвесторы в том числе из США (компания Aspect Energy) и Канады (Vermilion Energy). Сейчас идут переговоры между Межведомственной комиссией и победителями по поводу согласования текстов  договоров, и мы надеемся, что, несмотря на разные политические изменения, соглашения будут подписаны вовремя и компании смогут оперативно приступить к разработке этих участков.

Был еще конкурс СРП на шельфовом участке «Дельфин». Он проходил в период политической турбулентности, сроки подачи заявок были искусственно сокращены до двух месяцев, что никак не соответствовало международным стандартам. Такие условия были негативно восприняты инвесторами  и Ассоциация неоднократно заявляла о рисках. Мы рады, что правительство прислушалось к общественному мнению и  отменило конкурс. Сейчас Госгеонедра анонсировали  проведение нового конкурса на шельфе, в котором разделят этот блок на две части.

Какие у вас прогнозы по добыче на 2020 год?

В этом году на уровень добычи будет влиять стоимость ресурса. В прошлом году мы достигли 10-летнего минимума и цены продолжают падать. В январе стоимость на европейских хабах достигла 117 долл за тысячу кубов. Эксперты прогнозируют, что снижение может быть еще больше. Звучали цифры и 80-90 долл. Мы видим, что какое-то время, вероятно, этот год, мы будем жить в эпоху низких цен, возможно 120-130 долл. Это однозначно будет влиять на перспективные планы компаний.

Мы ожидаем, что УГД сохранит нынешний уровень добычи либо незначительно его увеличит ввиду того, что они получили новые участки. Частники тоже должны продемонстрировать примерно те же показатели. Мы ожидаем, что на некоторых из участков, лицензии на которые компании приобрели на прошлогодних аукционах, в ближайшее время начнутся активные работы. Возможно, первый газ с новых месторождений пойдет уже в этом году.

УГД представила план по развитию «Тризуб», но конкретики в нем мало – ни цифр, ни инвестиций. Это декларация о намерениях или можно ожидать, что компания начнет расширять добычу?

Политика УГД за последнее время стала толчком для развития сервисного рынка и бурения новых скважин. В прошлом году компания активно участвовала в покупке новых лицензий на аукционах, самостоятельно и совместно с канадской Vermilion Energy – в конкурсах СРП. В настоящее время Межведомственная комиссия оценивает предложения инвесторов по 3 конкурсах СРП, куда УГД также подала свои заявки совместно с канадскими партнерами. Ввиду этого и других заявлений руководства «Укргаздобычи» относительно программы и их желания принимать участие в будущих конкурсах на шельфе, разработке трудноизвлекаемых запасов, нетрадиционного газа, мы видим перспективу, что компания будет вкладываться в реализацию таких проектов.

Какой должна быть цена газа, чтобы бизнес продолжал вкладываться в развитие добычи?

Мы, к сожалению, не можем дать средневзвешенную цифру по Украине или по всем месторождениям. Это будут некорректные данные.

Газодобывающие компании сами говорили, что активизация добычи происходила в том числе благодаря высоким ценам на газ. Буквально несколько лет назад он продавался по 300 долл, а сейчас 100-120 долл. В таком случае будут продолжать бурить?

Мы не можем сказать, что есть какой-то минимальный уровень, например, что при 40-50 долл все перестают бурить. Каждый проект, каждая скважина – индивидуальны и сравнивать их невозможно. Все зависит от региона, глубины и размера запасов. Очевидно, компании будут более выборочно и внимательно относиться к тому, где и какие бурить скважины. Конечно, если это глубокая скважина, где затраты на порядок выше и они будут окупаться условно 10 лет, то компания будет думать о реализации или нереализации такого проекта.

На данный момент мы не видим каких-то тенденций для сильного увеличения или уменьшения цен на газ. У нас есть заключенный договор с Россией на транзит на 5 лет с перспективой продления еще на 10. Есть ресурс на рынке Европы и Америки. Поэтому мы ориентируемся на среднее значение на уровне 120-130 долл за тысячу кубометров. Но ситуация в любой момент может поменяться. Все мы помним, что еще 5-7 лет назад нефть продавалась по 130 долл, а газ по 500 и все говорили, что цены будут расти. А вот в прошлом году все закачали газ, ожидая что будет конфликт с РФ и еще больший дефицит. А этого не произошло, и цена упала. Хотя в прошлом году все говорили – не будет транзита, и газ будет по 300-400 долл. 

В мае планируется отмена ПСО для «Нафтогаза». Это как-то повлияет на цены на внутреннем рынке?

ПСО это не только цена, но это и обязательство а) продать и б) по определенной цене. Посмотрим, какими будут действия правительства. Если УГД выйдет на рынок, возможно, это будет стимулировать цены. Но в последнее время разница меду биржей, средней таможенной стоимостью и регулируемой ценой стала незначительной – после того, как государство в конце 2018 года поменяло формулу подсчета стоимости газа для населения.

Сервисный рынок и отношения с регионами

 

Раньше говорили о дефиците сервисных услуг в сфере газодобычи. Удалось ли его преодолеть и какая ситуация сейчас?

Сервисный рынок активно развивается благодаря бурению новых скважин. Этому поспособствовало введение стимулирующей ренты: если вы бурите новую скважину, то рента на газ составляет 12% и 6% в зависимости от глубины – до 5 и свыше 5 км. Это активизировало рынок, соответственно вырос спрос на сервисные услуги иностранных и украинских компаний. 

Украина за последние несколько лет нарастила количество активных буровых станков. В прошлом году мы появились на международной карте Baker Hughes Rig Count, которая ежемесячно публикует информацию об их количестве. К примеру, в июле прошлого года в Европе работало 200 буровых станков, из которых половина – в Украине. Сейчас их количество сократилось до 37 ввиду пересмотра программы УГД. Но мы видим, что большая четверка сервисных компаний продолжает работать в Украину. Они однозначно заинтересованы в сотрудничестве как с действующими компаниями, так и с потенциальными инвесторами, которые купили лицензии и через какое-то время после оформления всех необходимых разрешений начнут бурить скважины.

Как дальше будет развиваться сервисный рынок с учетом планов УГД по сокращению бурения?

С учетом конкурсов, проведенных в прошлом году, компании-победители взяли на себя обязательства инвестировать минимум 500 млн долл. (за оптимистическим сценарием – сумма может достигнуть 1,5 млрд долл.), а также пробурить минимум 50 разведывательных скважин в первые 5 лет. Но эта цифра может вырасти. Например, после введения стимулирующей ренты газодобывающие предприятия пробурили больше 200 скважин за 2 года, что повлекло за собой использование большого спектра сервисных услуг. Это не только бурение, это и геологическая обработка материалов, и проведение сейсмологических исследований.

Была информация, что Полтавский облсовет блокировал выдачу лицензий УГД. Какие отношения с местной властью сейчас?

Раньше было обязательство на законодательном уровне: перед тем, как любой участок вынести на аукцион либо предоставить без аукциона, необходимо было получить согласие у облсоветов, на территории которых находится этот участок. Несколько последних лет для украинской газодобычи проблемным был Полтавский облсовет, который не согласовывал участки ни государственным, ни частным компаниям. Это касалось и блоков, которые выставлялись на аукционы, так и расширение текущих участков. В результате число отказов только по УГД достигло 80. При этом были прецеденты, когда определенным непрозрачным компаниям (есть вероятность, что они не ведут добычу) Полтавский облсовет оперативно все согласовывал.

Эта проблема появилась больше 4 лет назад. Ее пытались решить за счет децентрализации ренты, которая предусматривает отчислении 5% ренты на места. Мы как Ассоциация активно поддерживали эту инициативу, чтобы газоносные регионы были мотивированы способствовать увеличению добычи: чем больше газа, тем больше ренты. Несмотря на введение этой инициативы и реальное пополнение местных бюджетов, Полтавский облсовет продолжил выдавать отказы. Для кардинального решения ситуации в прошлом году Кабмин инициировал (это касалось не только добычи газа, но и других ископаемых) законопроект 2240, в котором предусмотрена отмена права облсоветов согласовывать участки недр. Теперь облсоветы сосредотачиваются на ресурсах местного назначения, а стратегические ископаемые общегосударственного значения – это компетенция государства.

Экспортный потенциал

 

Есть ли перспективы, что когда-то Украина станет экспортером газа?

В Украине вторые по размерам запасы газа в Европе. Однозначно у нас есть перспектива экспорта. В 70-е, когда в Украине активно развивалась геологоразведка и добыча, уже был такой опыт. Сейчас ситуация такая, что требует существенных вложений капитала и ухода на большие глубины. Это подтверждается и данными УГД о том, что на больших глубинах есть залежи и там, возможно, дебиты будут совсем другие. ДТЭК Нефтегаз тоже об этом говорит. Они работают на глубокую добычу, у них скважины свыше 5 км.

Это перспектива какого будущего?

В среднем 3-5 лет нужно компаниям на реализацию нового проекта – от получения разрешений и проведения оценки влияния на окружающую среду до начала бурения и обустройства скважин. Есть конечно прецеденты, когда компания, например, добывала 200 млн кубов, а после внедрения современных технологий нарастила добычу в 3,5 раза. Украина имеет большой потенциал для увеличения добычи газа и превращение в экспортера – нужны инвестиции и технологии.

Что должно сделать государство, чтобы добыча в Украине росла?

(Нужно – ред.) стабильное налоговое законодательство, особенно ввиду низких цен на газ и прозрачные «правила игры». Второе – предоставление новых участков на аукционах и конкурсах, максимальное упрощение допуска компаний к недрам и земле. Очень важна и популяризация отрасли, сотрудничество с местными громадами.

 

 

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1