«Роттердам+»: кто заплатит за блокаду

Население станет основным спонсором разрыва торговых отношений с оккупированным Донбассом.

«Роттердам+»: кто заплатит за блокаду

Коммерческая осада ЛДНР принесла первые крупные плоды: пророссийские боевики отобрали у украинских бизнесменов все местные активы. Главной жертвой произошедшего принято считать СКМ Рината Ахметова, потерявшего сразу два десятка предприятий. Но спешащие праздновать фиаско донецкого миллиардера не ведают, что ослабление позиций ДТЭКа автоматически расшатывает весь энергорынок страны. И за возврат его устойчивости будут платить рядовые украинцы.

14 марта 2017 года останется в памяти СКМ навсегда. В этот день его команда потеряла контроль над ключевыми предприятиями, большинство из которых – 11 – входили в энергетическую группу ДТЭК. В списке потерь – дистрибуционные, энергогенерирующие и угледобывающие компании, чьи производственные мощности стали заложниками оккупантов.

«Директора предприятий ДТЭК, расположенные на временно неконтролируемой территории Донецкой и Луганской области, получили извещения о необходимости перерегистрации в так называемых «ДНР» и «ЛНР» и начале инвентаризации имущества. С этого момента ДТЭК не контролирует работу этих предприятий. Компания считает неприемлемым требование о перерегистрации наших предприятий, никакие формы давления не заставят ДТЭК изменить юрисдикцию своих активов», - так звучит официальная позиция группы.

Еще до войны России против Украины, в период своего становления ДТЭК собрал вокруг себя полноценную армию оппонентов. Материал для критики компания создавала сама. Например, неприлично часто побеждая в приватизационных конкурсах ФГИ. Поэтому дефицита в торжествующих по поводу фактически произошедшего разграбления бизнеса энергохолдинга точно не будет. Но эта аудитория максимально точно подпадает под описание главного социального бича Украины: людей низкой квалификации и высокой мотивации.

Понимание того, что ДТЭК явно не главная жертва произошедшего можно привить двумя взаимозависимыми фактами. Первый: после так называемой «национализации» предприятий, компания получила едва ли не первую публичную поддержку от власти. Речь о свежем решении СНБО узаконить блокаду торгового сообщения с ЛДНР. Второй: так называемое «внешнее управление» оставило без угля не только тепловую генерацию ДТЭК, а и генмощности государства в лице «Центрэнерго». Это означает, что поиски альтернативных источников энергоресурса будут вестись при государственной поддержке.

В чем она будет заключаться? Это и есть самый интересный вопрос. Ответ на него лежит на поверхности: в финансовой поддержке решения проблемы дефицита антрацита. А именно – в повышении тарифа на электроэнергию для тепловой генерации до уровня, при котором последняя будет способна рентабельно работать, закупая импортный энергетический уголь. По иронии судьбы, это означает, что инициаторы блокады помогли тому, чтобы сейчас в полный рост заработала формула определения стоимости угля «API2+фрахт», более известная в Украине как «Роттердам+».

Порядок цифр впечатлит любого. Если верить НКРЭКУ, сейчас в тарифе ТЭС заложена цена угля на уровне 1700 грн./т. А в случае перехода на импортный антрацит регулятору впору его оценивать (с учетом затрат на логистику) на 50% выше – на уровне 2600 грн./т. Тариф тепловой генерации примерно на 70% сформирован из «угольной составляющей», а значит для компенсации дополнительных расходов на закупку энергоресурса «тепловиков» нужно адекватно поднимать стоимость МВт-часа. Догадаться, кто в итоге будет платить за смену источника поставок угля не сильно сложно.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 1.00
1