Глава ГАК «Автомобильные дороги Украины»: «По нормативам мы должны начинать чистить дороги только после снегопада»

В последние годы такое погодное явление как снегопад становится все более редким для Украины. Тем не менее, обильные осадки зимой зачастую приводят к заторам на автотрассах страны. В интервью Бизнес-порталу UАprom исполняющий обязанности главы правления ГАК «Автомобильные дороги Украины» Артем Гриненко рассказал, сколько техники для расчистки снега находится на балансе предприятия, можно ли «латать» ямы зимой, у кого ведомство одалживает трактора и бывает ли для ПАО ухудшение погоды «резким».

Глава ГАК «Автомобильные дороги Украины»: «По нормативам мы должны начинать чистить дороги только после снегопада»

- Охарактеризуйте текущую ситуацию на дорогах в Украине. Где запрещен проезд большегрузам?

- Насколько мне известно, прямо сейчас проезд свободен, ограничений для движения грузового, пассажирского и легкового транспорта на данный момент нет. Погода дает время на легкую передышку. Возможно, бастует кто-то, но эта не наша сфера ответственности, за этим следит «Укравтодор»: они отмечают все несанкционированные акции протеста и блокирование движения на трассах.

Я даже больше скажу, ГАК «Автомобильные дороги Украины» вообще не может перекрывать движение нигде и никак. У нас нет таких полномочий. Но когда погодные условия выходят за рамки привычного, сильно ухудшаются из-за дождя или снега, подобные решения принимают облгосадминистрации совместно с региональными Службами автомобильных дорог. Но только в крайних случаях для предотвращения возможных пробок и ДТП.

Вообще, если говорить про ограничения движения из-за плохих погодных условий, то они применяются в случае, если необходимо оперативно расчистить трасы от снега для обеспечения безопасного движения автотранспорта и для предотвращения образования накатов льда на проезжей части. В первую очередь подобные меры вводят для фур и крупногабаритного транспорта, именно эти машины больше всего «буксуют» на дорогах, тем самым усложняя как движение всего остального транспорта, так и работу дорожникам.

Если снежный шторм усиливается, тогда местная власть применяет более серьезные меры — закрывает движения для всех видов автомобилей до момента, когда погода успокоится и дорожники ликвидируют ее последствия. Ведь если поток транспорта очень большой, это может привести к тому, что на дороге образуется серьезная пробка (в несколько километров) и люди окажутся заложниками ситуации: застрянут на несколько часов и даже суток в дороге. И тогда сначала придется спасать людей, отгонять машины и только после приступать к ликвидации последствий, а не наоборот. Поэтому иногда разумнее закрыть сложный участок на несколько часов, расчистить снег и открыть.

- Опишите алгоритм, как ведомство реагирует на «снежные» заторы.

- Изначально мы пытаемся их предотвратить. Мы очень плотно сотрудничаем с Гидрометцентром и всегда предупреждены о возможных снежных катаклизмах или резких перепадах температуры. Поэтому в первую очередь мы предупреждаем водителей, что погода может ухудшиться, что нужно быть осторожными в дороге, не нарушать ПДД, советуем отложить путешествие или пересесть на железнодорожный транспорт.

Параллельно с этим мы передаем всю информацию в облавтодоры, мобилизуем сотрудников для круглосуточного дежурства. Далее дорожники обрабатывают покрытие солью и противогололедными смесями, стараемся это делать еще до начала осадков. Соль вступает в реакцию со снегом и превращает его в кашу, и если успеть это сделать вовремя, то гололед можно полностью предотвратить.

Снегоуборочные машины приступают к работе тогда, когда на дорогах уже есть снег. Они чистят дорожное покрытие, обочины, подъезды к остановкам и так далее. Если ситуация на дорогах очень сложная, то мы применяем тяжелую зимнюю технику: автогрейдеры, бульдозеры, роторы. Более того, у нас налажено тесное сотрудничество с ГСЧС, они помогают вытаскивать машины из снежных заносов, расчищать снег, если наша техника не справляется.

- Сколько в среднем требуется времени, чтобы расчистить дороги от снежных завалов? От чего зависит время расчистки?

- Дело в том, что по нормативам мы должны начинать чистить дороги только после завершения снегопада. Но мы делаем это и раньше, так как понимаем, насколько важно обеспечить проезд.

Соответствующими нормативами предусмотрено как первоочередность маршрутов для расчистки, так и время, за которое мы должны справиться с ней. Например, для первой категории дорог — международных трас — это 4 часа после окончания снегопада, для местных — только после того, как будут расчищены основные маршруты.

Но время — вещь относительная и зависит от многих факторов. Если, к примеру, на дорогах образовались пробки или застряли фуры, то тут никакие нормативы не работают, расчистить дорогу мы сможем только после того, как уберем с нее транспорт.

- Если дорожники не могут справиться со снегом своими силами, кого, в первую очередь, привлекают на помощь?

- В целом очень серьезной проблемой для нас является нехватка техники вообще и нехватка техники в хорошем состоянии. У нас очень старый автопарк, который из-за хронического недофинансирования долгие годы вообще не обновлялся. Техника часто ломается, когда сталкивается с испытаниями снежной бури, и мы не успеваем справляться вовремя. Поэтому, еще до начала зимы, мы заключаем договора о сотрудничестве с частными компаниями.

Зачастую — это аграрии, у которых мы одалживаем трактора. Кроме того, как я уже упоминал ранее, мы очень тесно сотрудничаем с ГСЧС. На уровне каждой области созданы штабы оперативного реагирования, которые включают в себя представителей облгосадминистрации, Службы автодорог, облавтодора, Нацполиции и ГСЧС, у нас разработан четкий алгоритм взаимодействия друг с другом и, если ситуация выходит из-под контроля, мы объединяем наши возможности и усилия.

- Сколько техники для расчистки дорог есть на балансе ведомства? Планируется ли покупать технику в 2017 году и сколько на это выделено средств?

- Как я уже сказал, на сегодня у нас большая нехватка зимней техники. Для обслуживания 170 тыс. км дорог по нормативам у нас должно быть не менее 13 тыс. единиц техники, у нас их около 4,5 тыс. И та морально и физически изношена на 80%. Уже более 6 лет вообще не покупалось ни одной машины: ни снегоуборочной, ни для ремонта дорог. Последнее обновление крупной техники было в 2011 году.

Но есть и хорошие новости: нас услышали. В 2017 году в бюджете дорожной отрасли уже заложено 250 млн. грн. на покупку новой техники. И это не все. Премьер-министр Украины также обеспокоен этим вопросом. Поэтому 12 января на совместном с нами совещании он распорядился об увеличении финансирования на закупку зимней техники еще на дополнительных 500 млн. грн. Этой сумы нам должно хватить на закупку около 200 единиц новой зимней техники и необходимого для нее оборудования.

Распределять по областям будем пропорционально, в зависимости от протяженности дорог в регионе. Так что в следующем сезоне нам должно уже быть значительно легче, будет намного меньше проблем с постоянными поломками старых машин. Ведь сегодня средний возраст нашей техники — 15-20 лет, она выезжает на дороги и через несколько часов ломается, что замедляет процесс уборки снега, более того, мы тратим много денег на ремонт.

- Работаете ли с украинскими производителями?

- В приоритете, конечно, украинский производитель.

- Расскажите, как снег и/или другие осадки влияют на дорожное покрытие?

- Отрицательно… Хуже всего на состоянии дорог сказываются перепады температуры. Вода попадает в микротрещины на асфальте, замерзает и расширяет их, в итоге получаются ямы. Затем в маленьких или больших ямах на дорогах собирается вода, по ней ездят машины, и дополнительное давление от их груза делает яму еще больше.

- Несколько раз попадалось видео, где дорожники «латали» дороги зимой. Можете рассказать, это допустимо или нет? С чем связаны такие действия дорожников?

- Латать ямы не только можно зимой, но даже нужно. Но нужно это делать правильно: придерживаться технологии работы на дорогах зимой и использовать специальные холодные асфальтобетонные смеси. Хочу отметить, что в холодное время года капитальный ремонт дорог никто не делает, только аварийный. Мы латаем дороги для того, чтобы к весне маленькие ямы не превратилась в огромные котлованы.

Современные технологии действительно позволяют делать ремонт даже при неблагоприятных погодных условиях. Но поставлю еще раз акцент на том, что это временный вынужденный ремонт, весной этот же участок дороги потребует планового, более серьезного ремонта.

- В некоторых странах со снегом справляются благодаря подогреву дорожного покрытия (по дорогам вдоль улиц тянутся сети труб, которые также доставляют тепло в дома). Для Украины такая система — фантастика или в ней нет необходимости?

- Для Украины нет ничего фантастического, мы не живем в древнем мире и знаем про все возможные инновационные технологии. Другой вопрос в том, где взять для подобных инноваций финансы? Были бы деньги.

Насколько я понимаю, речь идет скорее о тротуарах в населенных пунктах. К примеру, такая практика есть в Исландии. Тротуар там имеет систему естественного подогрева, тепло туда поступает с горячей водой из термальных источников, которыми славится эта страна. Это практически ничего не стоит для Исландии. Подобные тротуары также есть в Финляндии и Японии.

Но именно трассы, за эксплуатацию которых мы отвечаем, никто не обогревает, это стоит очень больших денег. На сегодня исследования показывают, что даже концессионные дороги не могут окончательно прижиться в Украине, потому что люди пока не готовы платить за дороги.

- Есть ли судебные тяжбы с водителями из-за «скользкости», которые привели к поломке машины или аварии?

- Конечно, подобные судебные разбирательства присутствуют и в деятельности нашей компании. Тут стоит отметить, что водители сами решают, к кому они обращаются с иском, кого считают виноватыми и в чем. Не стоит забывать, что водитель априори владелец источника повышенной опасности (есть такой термин), и, когда присутствуют неблагоприятные погодные условия, он обязан обращать внимание на факторы природного характера, сбавлять скорость, быть более внимательным. Водители же не всегда обращают на это внимание. Поэтому ДТП зачастую случаются скорее по вине водителей, нежели дорожников.

Конечно же, вину с владельцев дорог и подрядчиков никто не снимает. Но уровень этой ответственности должен определяться комплексно, с учетом всевозможных факторов. Судебные разбирательства бывают лишь в крайних случаях, когда автомобилю нанесен существенный ущерб.

- Сколько в среднем за год таких судебных дел?

- Сказать, сколько в среднем подобных исков сложно, так как год на год не приходиться. Например, в 2015 году, за 12 месяцев, с учетом как зимнего, так летнего периода, подобных разбирательств было около 200 на возмещение суммарного ущерба в районе 10 млн. грн. Но вина доказана была лишь в 10-15% дел.

- Ранее премьер-министр Гройсман заявил, что его «беспокоит отсутствие качественной системы уборки дорог. Поэтому любой снегопад - ГСЧС начинает помогать решать проблемы, хотя по сути «Укравтодор» должен просто системно содержать дороги и тогда ситуация будет абсолютно контролируемая. Надо менять технологии, надо приобрести новую технику». Как Вы считаете, проблема в технологии?

- Основная проблема, как я уже говорил ранее, это нехватка зимней техники вообще и исправной в частности. Именно по этой причине, понимая все наши проблемы, В.Гройсман и поручил увеличить финансирование на закупку техники еще на дополнительные полмиллиарда. Приобретенная новая зимняя техника, кардинально проблемы не решит: около 200 единиц в сравнении с недостающими 8 тыс. — это не так уж и много. Но мы двигаемся в правильном направлении и я уверен, что если нас поддерживают на высшем уровне — результат не заставит себя ждать.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1