Шахтеры попали в «Г»

Украинский угольный рынок потерял последние признаки профицита.

Шахтеры попали в «Г»

Отопительный сезон 2016/17 войдет в новейшую историю Украины. Его главная достопримечательность – зафиксированный впервые в стране дефицит угля газовой группы. В произошедшем власть по инерции винит российского агрессора, но принять эту версию за основную не дает статистика. За последние несколько лет государство свернуло до нуля инвестиции в развитие шахт, тем самым создав идеальные условия для развала отрасли.

Словосочетание «дефицит угля» стало актуальным в Украине еще в 2014 году – с первых же месяцев начала войны России на Донбассе, где сосредоточена львиная доля украинских шахт. Правда, все это время недостаток энергоресурса ощущали только потребители угля марки «А» (антрацит).

Решать их проблемы власть пыталась по-разному. Одни предлагали замещать отечественный антрацит заморским, делая ставку на Южноафриканскую республику. Другие считали логичным пойти от обратного: снизить потребности страны в угле марки «А» путем перепрофилирования блоков тепловых электростанций (ТЭС) под сжигание угля газовой («Г») группы.

По этому поводу 5 февраля 2015 года тогдашний министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин даже издал отдельный приказ, в котором говорилось о необходимости создать рабочую группу для изучения этого вопроса. «Рабочая группа должна до 28 февраля разработать проект задания на разработку технико-экономического обоснования по переводу тепловых электростанций, использующих уголь дефицитных марок «АШ» и «П» на сжигание угля марок «Г» и «ДГ», - указывается в приказе №69.

В общем, все шло к тому, что потребности Украины в антраците рухнут в разы, но чуда не случилось. «Более глубокий анализ этого вопроса показал, что перевести быстро невозможно, для этого нужно где-то два года и относительно большие средства. Эта работа сейчас ведется, но энтузиазма относительно возможности перевода данных станций, которые сегодня работают на антрацитовом угле на газовую марку, такого оптимизма пока еще нет. То есть к этому отопительному сезону мы этого не сделаем», - сказал Демчишин летом 2015-го.

Для оппонентов Владимира Васильевича это был прекрасный повод упрекнуть его в непрофессионализме, тем более что с этим соглашались даже далекие от политики люди, убежденные в перспективности идеи замены «антрацитов» на «газовые». Но события сегодняшних дней проявили слабое место этой стратегии.

Как стало известно UAprom, в Украине уже оказался в дефиците и уголь марки «Г». Измерить глубину этого дефицита путем соизмерения темпов пополнения складов ТЭС со скоростью его сжигания через официальную статистику невозможно, потому что Министерство энергетики благополучно сделало ее недоступной. Но понять порядок цифр не так уж и сложно. Для этого достаточно обратить внимание на поведение крупнейшего игрока на рынке тепловой генерации – «ДТЭК». В октябре т.г. впервые в истории компании из этой группы занялись импортом углей газовой группы из Польши, запланировав объем на уровне порядка 100 тыс. т/месяц.

Для оптимистов эта цифра – пустяк. Во-первых, потому что она мелко выглядит на фоне миллионов тонн угля, ежегодно сжигаемых нашими теплоэнергетиками. Во-вторых, они считают возникший дефицит марки «Г» связанным с форс-мажором: дело в том, что с июля т.г была выведена во внеплановый ремонт часть мощностей атомных электростанций, из-за чего тепловики начали работать с повышенной нагрузкой, одновременно «перепотребляя» уголь.

С этой точки зрения проблема с «газовым» углем выглядит как временная. Но согласиться с этим жизнеутверждающим мировосприятием не дает один простой факт: в государственном бюджете страны уже второй год как нет строки «на капитальное строительство шахт» - 100% всех денег, выделяемых на углепром, банально проедается в виде выплаты заработных плат. Потому сейчас мы просто начинаем пожинать результаты этой стратегии. На дипломатичном языке это называется «естественное сокращение», но у горняков на этот счет есть своя интерпретация.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1