Как Проминвестбанк угробит украинскую промышленность

Смена топ-менеджмента в российском Внешэкономбанке и фиктивная докапитализация ПИБа угрожают огромными проблемами отечественной промышленности.

Как Проминвестбанк угробит украинскую промышленность

В феврале текущего года произошло два судьбоносных события для украинской промышленности. Во-первых, Проминвестбанку удалось договориться с НБУ о том, что его собственник, российский Внешэкономбанк увеличит уставный капитал дочки на $800 млн. А во-вторых, в самом ВЭБе сменился председатель. Владимир Дмитриев, пробывший главой госкорпорации 12 лет, покинул свой пост, а его кресло занял Сергей Горьков, ранее работавший в «Сбербанке» и занимавшийся международными операциями.

Важность данных событий очевидна для любого украинского промышленника, ведь Проминвестбанк является одним из старейших в Украине и изначально был «заточен» на выдачу кредитов отечественной индустрии. Поэтому тот, кто контролирует ПИБ, - тот держит в своих руках реальный сектор экономики. То есть, смена караула в ВЭБе непосредственным образом отразится на нашей стране.

Силовик или банкир?

Два штриха к портрету нового руководителя ВЭБа будут показательными: выпускник академии ФСБ и куратор украинского направления в «Сбербанке». Возможно, «силовое прошлое» - не такой уж и криминал, если не принимать во внимание агрессию на Донбассе и аннексию Крыма. Однако его можно назвать, по большому счету, «серым кардиналом» финучреждения, поскольку именно Горьков имел реальное влияние на увольнения и назначения менеджеров высшего звена и мог легко «завернуть» документы, завизированные Германом Грефом, главой Сбербанка.

Что касается работы в Украине, то «дочка» «Сбербанк в Украине» особо не церемонилась с украинскими корпоративными клиентами. Банк в категорической форме отказывался проводить реструктуризацию выданных кредитов, в судебном порядке взыскивая задолженность или залог с должников. Наиболее ярким примером, наверное, может выступить предприятие «Одесский каравай», с которого российский Сбербанк требовал долги за «Крымхлеб» и «Симферопольский комбинат хлебопродуктов», которые были захвачены Российской Федерацией.

Причем, с юридической точки зрения процесс шел в рамках закона. Россияне обратились в украинский суд с намерением отсудить эти два предприятия. Более того, Сбербанк подал два иска по Котовскому и Белгород-Днестровскому заводах «Одесского каравая» о признании права собственности за российским банком. Хотя на кону стоит совсем уж незначительная сумма в 106  млн. грн.

Еще один пример: украинская «дочка» «Сбербанка» обратилась в хозсуд Одесской области с исками на около 1 млрд. грн. против фирм одного из богатейших одесситов Леонида Климова ФК «Черноморец», «Блек Си Риэлти Групп» и «Черноморская транспортная компания». Россияне намерены за долги забрать у одесского нардепа гостиницы и торговый комплекс «Новый Привоз». А недавно суд первой инстанции вынес решение в пользу банка о взыскании $40 млн. со структур Климова.

По словам гендиректора «Черноморца» Сергея Керницкого, не исключен вариант банкротства клуба, но еще остается надежда договориться с россиянами. «Мы вышли на Сбербанк и предложили обсудить сложившуюся ситуацию. Мы не отказываемся от наших кредитных обязательств, но давайте мы его выплатим в разумных пределах. То есть мы предложили сделать реструктуризацию этого долга, но Сбербанк на это не пошел», - рассказал топ-менеджер.

И если бы российский банк был заинтересован в существенных активах, например, новом стадионе, построенном под Евро-2012. Но в итоге «Сбербанк» получил всего лишь тренировочную базу «Черноморца» на склонах Отрады, комплекс «Новый Привоз» и ряд бизнес-центров и зданий в Одессе. Это заставляет предположить, что несгибаемая позиция банкиров из РФ заключается не в получении залога, а планомерном уничтожении украинского делового сегмента.

Сбербанк vs Яресько

В то же время Сбербанку, ведомому Сергеем Горьковым, не удалось сломать украинское правительство, которое заняло жесткую позицию по задолженности государственных компаний «Укравтодор» и КБ «Южное». Россияне вновь пытались применить тактику: либо платите, либо заберем за долги. Но Кабмин пригрозил реструктуризировать эти кредиты, находящиеся под гарантией украинского государства, на общих основаниях, и Сбербанк вынужден был пойти на мировую.

«Нам удалось договориться с этим кредитором по следующим условиям: сумма долга — $367,4 млн, будет 25%-ое списание номинальной стоимости долга, то есть списание $91,8 млн; продление срока погашения до 1 сентября 2019 года», - рассказала министр финансов Украины Наталья Яресько. При этом стоит заметить, что договоренность была достигнута только в середине февраля 2016 года, то есть, тогда, когда стало понятно, что Горьков переходит на работу в ВЭБ.

Зачем спасать ВЭБ?

И вот теперь такой силовик-менеджер, с принципиальной позицией по украинским заемщикам, возглавляет другую мощную госкорпорацию – Внешэкономбанк, которая владеет в Украине одним из ведущих финучреждением Проминвестбанком, где кредитовалось и кредитуется почти каждое второе промышленное предприятие страны. К тому же ВЭБ переживает не лучше времена: $20 млрд. составляют внешние долги банка к середине 2015 года, 73,5 млрд. руб. убытков по МСФО за 1 полугодие 2015 года, 240 млрд. руб. кредитов (183 млрд. из них проблемные) выдано на строительство объектов к Олимпиаде в Сочи, а спасение ВЭБа министром финансов РФ Антоном Силуановым оценивалось в 1,34 трлн. руб.

Как отмечают эксперты, на этом фоне существенно растут риски для украинских промышленных компаний, одолживших деньги у ПИБа. «Сам факт того, что ВЭБ через свою «дочку» является держателем долговых обязательств крупнейших промпредприятий Украины, несет большие риски для национальной экономики. В этом контексте назначение руководителем ВЭБа выпускника Академии ФСБ, который ранее курировал операции Сбербанка по Украине, может свидетельствовать о намерении Кремля «положить» украинскую промышленность. То, что не удалось сделать путем военных действий на Донбассе, Россия может сделать финансовыми инструментами через такие банки как ПИБ», - считает эксперт Национального института стратегических исследований Украины Алексей Ижак.

А ведь украинские промышленники просят о реструктуризации долгов не от хорошей жизни. Их проблемы во многом являются результатом форс-мажорных обстоятельств. Это касается, прежде всего, компаний с активами на разорванном войной Донбассе, в оккупированном Крыму и сбывавших продукцию, главным образом, на российском рынке на фоне обострением торгово-экономических отношений с Кремлем.

Идеальное оружие

Более того, в феврале ВЭБу удалось отстоять в Украине свой форпост – ПИБ. Казалось, что еще в январе финучреждение будет признано Нацбанком неплатежеспособным и в него будет введена временная администрация, в том числе из-за сомнительного состояния российской «мамы». Однако россиянам удалось убедить украинский регулятор в том, что в Проминвест по программе докапитализации будут «влиты» $800 млн. в рамках предоставления Внешекономбанку 150 млрд. руб. (около $2 млрд.) для выполнения обязательств.

Впрочем, живых денег ПИБ так и не получил. Дело в том, что российские банки увеличили уставный капитал своей украинской «дочки», конвертировав в капитал выданные ей ранее валютные кредиты материнской структуры. То есть, $800 млн. чисто по бумагам перейдут из кредиторки в УФ, но ситуация с текущими платежами банка до сих пор не улучшилась. Проминвест все еще существенно задерживает проведение платежей, а в банкоматах не отменены ограничения на выдачу налички.

Таким образом, украинский банк становится идеальной «дубиной» в руках российского ВЭБ, целью которого является даже не столько «выбивание» долгов из и так дышащей на ладан отечественной промышленности, сколько ее окончательное уничтожение. Поэтому Украине угрожает деиндустриализация, как сейчас это в открытую делается в так называемых ДНР и ЛНР.

Кстати, на этой ниве у Проминвестбанка была парочка «успехов» еще до прихода Горькова. В конце прошлого года финучреждение в Высшем хозсуде отсудило у Константина Жеваго 10% акций Холдинговой компании «АвтоКрАЗа», стратегического предприятия, поставщика грузовой бронетехники для украинской армии. Это случилось благодаря просроченному кредиту всего на смешные 81 млн. грн. А еще раньше ПИБ взыскал с двух азотных предприятий Дмитрия Фирташа в общей сложности $45 млн. и почти 1 млрд. грн., но речь об отъеме активов пока не идет.

Поэтому, учитывая хитрую схему докапитализации ПИБа и возможную угрозу национальной экономической безопасности с его стороны, Нацбанку стоит продолжать пристально следить за Проминвестом. Кроме того, руководству НБУ необходимо прекращать заигрывать с российскими банками, называя их украинскими и финансирующими отечественный бизнес. В любой момент, по команде из Кремля, «Большая тройка» в составе Сбербанка, ВЭБа и ВТБ могут «положить» украинскую промышленность.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
4