Совладелец «Велты» Андрей Бродский: «Хотел бы привлечь финансового партнера для покупки «Сумыхимпром»

Мировой рынок титанового сырья сегодня находится в рецессии, но украинская компания «Велта» прогнозирует рост через два-три года. В интервью бизнес-порталу UAprom ее совладелец и генеральный директор Андрей Бродский рассказал о своем видении рынка, планах по вертикальной интеграции и при каких условиях компания будет участвовать в приватизации «Сумыхимпром».

Совладелец «Велты» Андрей Бродский: «Хотел бы привлечь финансового партнера для покупки «Сумыхимпром»

- Сейчас на глобальном рынке ильменитовой руды наблюдается рецессия. Как Вы считает, это надолго?

- В настоящее время на рынке наблюдается ниспадающий тренд. Ситуацию изменил, прежде всего, Китай. Два года назад продукция на экспорт в «Поднебесную» шла по цене в среднем $350 за тонну, а в начале этого года - уже по $110. Это связано с тем, что множество производителей, чувствуя, что это перспективный рынок, ринулись в КНР и фактически затоптали друг друга.

Из Китая эта волна перешла на глобальный рынок. Так же во всем мире замедлились темпы потребления пигмента. Но я прогнозирую восстановления рынка в течение двух-трех лет.

- Возможен ли рост в сегменте металлургического титана?

- Наряду с химическим направлением мы возлагаем большие надежды на металлургическое. Кроме гражданского применения титан также будет востребован как оборонный металл. Военно-политическая ситуация, которая складывается в мире, спровоцирует через год-два рост спроса как раз на металлический титан.

- С какими производственными результатами «Велта» завершила прошлый год? Каковы планы на 2015-й? Есть ли у компании стратегия долгосрочного развития, в частности, вертикальная интеграция?

- Производственные показатели назвать успешными можно с натяжкой, так как в 2014 году на ГОКе произошел пожар, который уничтожил 60% наших производственных мощностей. Тем не менее, в прошлом году мы произвели около 100 тыс. т, в этом году планируем выйти на такой же показатель. В ближайший месяц начнется восстановление мощностей, поэтому прогноз на будущие оптимистичен. Несмотря на сложности, «Велта» продолжает активно развиваться. Безусловно, одним из основных векторов развития является вертикальная интеграция, планы о которой мы вынашиваем несколько лет.

- Для украинской титановой отрасли заметным событием стало недавнее начало приватизации «Сумыхимпром». Какое Ваше отношение к этому процессу?

- Для меня сейчас приватизация «Сумыхимпром» выглядит достаточно странно в первую очередь из-за спешки и очень сжатых сроков для подготовки. Согласно постановлению Кабмина, продажа объекта должна состояться в этом году. Если действовать по международным стандартам, к которым мы, как страна, стремимся, то данный процесс должен занимать не меньше года.

- Декларировалась разная оценка этого государственного актива, как Вы думаете какова реальная его стоимость?

- Оценка при приватизации проходит по одной из двух систем. Либо методом дисконтирования денежных потоков, либо по примеру аналогичных сделок.

Если говорить о первом методе, то у предприятия должна быть положительная деятельность, то есть положительная EBITDA. У «Сумыхипром» EBITDA отрицательная, предприятие убыточное, поэтому применять этот метод не корректно.

Остается метод аналогичных сделок. За последние годы профильная продажа активов по всему миру одна – это предприятие Sinkarna в Словении. Страна сейчас продает пакет не меньше 70% акций, из которых около 40% находятся в госсобственности. Фактически государство контролирует продажу более чем контрольного пакета. Согласно биржевым котировкам, а Sinkarna является публичной компанией и котируется на Словенской бирже, предприятие стоит 170 млн. евро.

- То есть 170 млн. евро - отправная точка стоимости «Сумыхимпрома»?

- К сожалению, не совсем так, все эксперты говорят о том, что рынок сейчас находится на ниспадающем тренде, поэтому сделки по данной цене не будет.

Но возьмем за основу 170 млн. евро. Sinkarna не имеет ни копейки долга, наоборот, у них есть рабочий капитал в 6 млн. евро. У «Сумыхимпром» рабочего капитала нет и при этом долг примерно 1 млрд. 400 млн. грн. по нынешнему курсу, что соответствует 60 млн. евро. 170 млн. минус 60 остается 110 млн. евро.

Далее считаются страновые риски. До внешней агрессии на территории Украины дисконтирование составляло 25-30%, в данный момент не менее 50-60%. От 110 млн. евро у нас остается чуть более 40 млн. евро.

Далее идет дисконтирование на изношенность основных фондов, то есть на техническое состояние. Sinkarna практически самое современное в Европе предприятие, прошедшее масштабную реконструкцию примерно 5 лет назад. «Сумыхмпром» не проводило реконструкцию больше 30 лет.

Поэтому оценочная стоимость «Сумыхимпром» может составить не более 15-20 млн. евро. При такой стоимости возникает вопрос, а есть ли смысл для государства в этой продаже?

- Получается, это предприятие стоит копейки?

- В мире существует понятие продажи предприятия за 1 доллар. Если актив убыточный, как, к примеру, показывает на сегодня нынешнее руководство «Сумыхимпром», то государство объявляет конкурс на продажу предприятия за символический доллар. Но при этом власти тщательно подбирают покупателя, который будет обязан вывести завод из состояния банкротства, для того чтобы он начал приносить прибыль, соответственно выплачивал налоги, зарплаты, приводил модернизацию, сохранял рабочие места.

- Но Украина сейчас остро нуждается в финсредствах и даже 15-20 млн. евро имеют значение…

- В первую очередь, любое цивилизованное государство заботится о том, что бы предприятие работало с прибылью и выполняло все свои налоговые обязательства. Это путь по наполнению казны значительно эффективнее, чем мифическая приватизация и сиюминутная выгода. Можно было бы рассматривать концессию на примерно таких же условиях, как я говорил выше. Концессия может так же заинтересовать и западных партнеров, известные компании с мировыми именами.

- Кто может стать основными участниками аукциона?

- Со всеми выше указанными расчетами и даже при условии прозрачного аукциона, я думаю, нам не стоит надеяться на иностранных инвесторов. В Украине профильных инвесторов практически нет.

- В таком случае первыми в списке будут заемщики «Сумыхимпром» - «Надра» банк, структуры Group DF?

- Да, я с Вами согласен, и именно Group DF является основным держателем долга «Сумыхимпром», а так же на сегодняшний день и так управляет этим предприятием. Поэтому то, что записано в постановлении правительства, а именно приватизация методом аукциона фактически превратиться в аукцион с одним участником. Узаконивание негласного контроля над предприятием. О какой деолигархизации мы говорим тогда? Почему Коломойскому нельзя контролировать государственную «Укртранснафту», а Фирташу можно государственный «Сумыхимпром»?

- Будет ли «Велта» одним из участников аукциона?

- Мы обладаем значительными мощностями для обеспечения «Сумыхимпром» сырьем, поэтому для нас вполне логичным было бы это приобретение для вертикальной интеграции. Но «Велта» сейчас в процессе восстановления после пожара, поэтому для данной сделки мы можем рассмотреть вариант привлечения финансового партнера. Но при условии соблюдения всех процедур, допуска нашей команды ко всей документации предприятия, только изучив техническое состояние предприятия, мы бы принимали решение идти в приватизацию или нет.

- Сможет ли «Велта» полностью обеспечить сырьем «Сумыхимпром»?

- В прошлом году «Велта» произвела 100 тыс. т ильменита, тогда как производственные мощности «Сумыхимпром» рассчитаны на 45 тыс. т, но в действительности они выпускают не более 37-38 тыс. т двуокиси титана, что в пересчете на наше сырье составляет около 74-76 тыс. т.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1