Почему Китай поддерживает своих рударей

Субсидии китайских властей помогут продлить период низких цен на железорудное сырье

Почему Китай поддерживает своих рударей

Еще в самом начале весны 2015 года генеральный директор англо-австралийской горнорудной компании BHP Billiton Эндрю Маккензи (Andrew Mackenzie) предвещал появление на железорудном рынке «новых жертв» нарастающей ценовой войны. Топ-менеджер третьего по величине мирового экспортера сырья для выплавки стали явно намекал на уход китайских производителей с высокой себестоимостью добычи.

Ему вторил Эндрю Хардинг (Andrew Harding), глава железорудного департамента еще одного гиганта отрасли - Rio Tinto, который прогнозировал, что в 2015 году с рынка уйдут 85 млн. т существующих мощностей как китайских, так и зарубежных.

Казалось бы, основания для таких прогнозов более чем весомые. В результате постоянно растущего профицита предложения на мировом рынке железной руды со стороны «Большой четверки» (оценочно 234 млн. т за последние два года), инвестбанки и аналитические агентства заговорили, что спотовые цены провалятся до, а то и ниже отметки в $50 за тонну.

Собственно, это произошло совсем скоро – 2 апреля – когда стоимость руды с 62%-ным содержанием железа с доставкой в китайский морпорт Qingdao упала до $47/т, что стало 10-летним минимумом. Естественно, что для большинство производителей сырья такой ценовой уровень стал весьма критичным, а особенно для китайских рударей. И тут на авансцену событий в отрасли вышло правительство Китая, оказавшее поддержку своим ГОКам.

Особенности китайской рудодобычи

Китай в настоящее время является мировым лидером по добыче неподготовленной руды, извлекая из недр порядка 1,5 млрд. т массы ежегодно. Но вот качество этого сырья с каждым годом ухудшается: за последние 10 лет средний показатель содержания железа в китайской руде снизился до 21,5% с 31,2%, в то время как в Австралии и Бразилии он составляет 57%.

Естественно, что такое сырье необходимо обогащать, но вот издержки на этот процесс – просто «космические» на фоне нынешних цен. Так, по данным Metallurgical Mines Association of China (MMAC), средние затраты для китайских рударей составляют $105 на сырой тонне, которые после обогащения возрастают до $140. И это при том что в Австралии соответствующий показатель колеблется в пределах $40-60 за тонну (не учитывая таких гигантов, как BHP и Rio).

Более того, местная горнорудная отрасль покрывает внутренний спрос со стороны металлургов максимум на четверть. Например, видимое потребление китайской подготовленной железной руды упало до 206 млн. т в 2014 году по сравнению с 314 млн. т в 2013 году. Волей-неволей КНР вынуждена покрывать недостачу за счет импорта, который уже в 2015 году достигнет максимума в 1 млрд. т, но самое главное – по вполне приемлемой цене: от $50/т и ниже. Именно с этой целью власти страны и предоставили льготы местным рударям, чтобы те не останавливали мощности и, таким образом, продлили период низких котировок на мировом рынке.

Украина – новый лидер по ренте

Изначально, налог на добычу железной руды в Китае был самым высоким в мире и соответствовал 8%-ному уровню ренты в Австралии. Но в середине апреля Госсовет КНР понизил налоговое давление на отрасль, снизив базовую ставку с 1 мая 2015 года сразу на 60%. Более того, в правительстве «Поднебесной» рассматривается вариант адресных субсидий рударям: либо отчисления будут производиться в зависимости от сорта руды, либо всем одинаково компенсировать 6 юаней ($1) на тонне, пишет официальная газета Shanghai Securities News.

Кроме ценовой выгоды, власти страны также преследуют цель просто сохранить горнорудную отрасль страны и занятость населения в регионах. Так, по словам Юан Дзяшена (Yang Jiasheng), председателя MMAC, сейчас три четверти китайских железорудных предприятий генерируют убытки, а загрузка мощностей мелких рудников упала до 20% по состоянию на конец прошлого года.

При этом только 3% от всех 4037 железорудных шахт Китая являются крупными, все остальные – в основном мелкие. Например, в ведущей металлургической провинции страны – Хэбэй, почти 80% железорудных компаний уже остановили добычу, а общее производство сырья по региону упадет на 40% в текущем году.

Кстати, пытаются давать непрямые налоговые послабления и в Австралии, поскольку в открытую субсидировать не могут, в том числе из-за норм ВТО. Так, еще в прошлом году, столкнувшись с перспективой закрытия шахт, власти штата Западная Австралия разрешили рударям, добывающим менее 20 млн. т железорудного сырья в год, пользоваться отсрочкой на выплату 50% рентных платежей за пользование недрами. Такой льготой уже воспользовалась BC Iron, что позволило ей пока что выжить, однако Atlas Iron и Sinosteel Midwest Corp уже объявили о приостановке добывающих мощностей до середины мая из-за низких цен.

Даже на России, где большинство железорудных ГОКов интегрированы под потребности «материнских» меткомпаний, просят скидки на экспортные ж/д перевозки. Крупнейшие производители и экспортеры – «Металлоинвест» и Evraz – обратились к РЖД как минимум не повышать экспортный тариф на железорудное сырье. Ежегодно с РФ экспортируется свыше 20 млн. т руды.

В то же время Украина менее чем за год, в результате нескольких этапов повышения железорудной ренты до 8%, заняла ведущие позиции в мире по налоговой нагрузке на отрасль. Да, ставка в целом сопоставима с австралийской, но сырье с «Зеленого континента» богаче и не требует больших затрат на обогащение. А если учесть еще и повышение ж/д тарифов украинскими железными дорогами как минимум на 30% с начала года, то лидерство украинского государства в этом вопросе сомнению не подлежит.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1