Александр Долженков: «Украинские рудари подвергнуты наибольшей налоговой нагрузке во всем мире»

В интервью Бизнес-порталу UAprom народный депутат Александр Долженков, член комитета Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики, рассказал о том, как ставка ренты на добычу железной руды была повышена, о планах по снижению фискальной нагрузки на украинские ГОКи, а также о привлечении МВФ к данной проблеме.

Александр Долженков: «Украинские рудари подвергнуты наибольшей налоговой нагрузке во всем мире»

-В конце марта состоялась встреча членов парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики с представителями МВФ. Чему была посвящено мероприятие?

- Встреча была посвящена проблемным вопросам налогообложения предприятий нефтегазодобывающей отрасли, связана с подбором при внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предельных ставок рентной платы при добыче природного газа, газового конденсата и нефти. Во время встречи я, как народный депутат, к которому обращались представители горнорудного комплекса, не мог не обойти вниманием вопрос по рентным платежам железорудного сырья.

К сожалению, после проведения налоговой реформы в декабре 2014 года ряд депутатов инициировали повторное повышение рентных ставок. При этом народные избранники не слушали реакцию представителей горнодобывающих отраслей, когда те говорили, что уровень налогообложения и так зашкаливает. Ведь при мировом кризисе, при той рыночной конъюнктуре, когда цены упали, ни одна из стран налоговую нагрузку не увеличивает. А цены упали более чем в два раза – со $120 до ниже $50 за тонну железорудного концентрата с содержанием железа в 62%.

И мною было высказано пожелание, чтобы МВФ активно принимал участие в обсуждении не только в вопросе налогообложения нефтегазовых предприятий, но и других не менее важных стратегических экспортных отраслей, обеспечивающих поступление валютной выручки на территорию Украины, что необходимо для стабильности нашей денежной единицы.

- На каком этапе принятия поправок в Налоговый кодекс вообще была внесена эта правка по железорудной ренте, поскольку в изначальных документах такой нормы не было?

- Эта правка была принята на заседании комитета по вопросам налоговой и таможенной политики при рассмотрении инициированного правительством Украины законопроекта №2213, в котором изначально вообще не вносились какие-либо изменения относительно ставок рентной платы за пользование недрами при добыче ЖРС. Фактически, могу сказать, что в нарушение ст. 116 Закона Украины «О Регламенте Верховной Рады Украины» она была поддержана большинством депутатов комитета, несмотря на мои замечания относительно процедурных нарушений и необходимости предварительного диалога с представителями горнодобывающих предприятий Украины

При принятии этого решения возобладала, к сожалению, политическая целесообразность, никакого экономического обоснования не было. При принятии таких решений должен быть диалог с налогоплательщиком, и это МВФ также поддерживает, нельзя в одностороннем порядке принимать такие фискальные решения, тем более в такое непростое время: в условиях снижения экспорта, сокращения поступления валютной выручки в государстве.

- Почему на заседании комитета решили поднять ренту именно на железную руду, а не на марганцевую, урановую или титановую руды?

- Как говорил ранее, мне кажется, что данной решение продиктовано политическими мотивами, чтобы оказать давление на представителей бизнеса, тем или иным образом относящихся к оппозиции. Фактически, в 2014 году уровень ставки по рентным платежам пересматривался в сторону повышения минимум три раза, с апреля (когда в качестве базы налогообложения взяли не сырую руду, а товарный железорудный концентрат), с августа и с начала 2015 года. А в марте 2015 года, убрав понижающий коэффициент, повысили уровень налоговой нагрузки почти наполовину, до максимальных 8%.

При этом, исключив понижающий коэффициент, ставится под вопрос перспектива инвестирования в железорудную отрасль. В связи с ухудшившейся ситуацией на мировых рынках, снижением спроса на железорудное сырье из-за замедления темпов экономического роста развитых стран в мире, могу констатировать, что государство, к сожалению, не только не помогает предприятиям ГМК, но и увеличивает фискальную нагрузку на них. Это обстоятельство может неизбежно отразится и на занятости населения, работающего на этих предприятиях, поскольку будет снижено производство в связи с неконкурентоспособностью на внешних рынках, что приведет к возможному сокращению рабочих мест в данной отрасли.

- Что ответили представители МВФ?

- Со стороны МВФ я не услышал внятного ответа относительно целесообразности такой меры. Они не были готовы, поскольку готовились по нефтегазовой отрасли, хотя и высказались, что уровень налоговой нагрузки по ЖРС не выше, чем в других странах. Но, к сожалению, они не учитывали такие моменты, как то, что Украина не может равняться по уровню налогообложения с той же Австралией, Бразилией и ЮАР, где, кстати, на тонну железорудного концентрата уровень налоговой нагрузки несоизмеримо ниже. Поскольку в тех странах месторождения железных руд с более высоким содержанием железа и расходы на переработку, либо не осуществляют, либо осуществляют незначительно.

Поэтому мною была высказана просьба, чтобы «с колес» такие законопроекты не принимались. Фактически, данные изменения вносились в Налоговый кодекс Украины без соответствующих выводов Кабинета Министров Украины, без обоснования, какие последствия они могут повлечь для отрасли. По словам представителей коалиции, обоснование было одно – необходимость пополнения доходной части бюджета, невзирая на финансово-экономические последствия для целой горнодобывающей отрасли.

- Что планируется сделать в плане смягчения фискальной нагрузки на железорудную отрасль, поскольку уже несколько предприятий оказались на грани рентабельности и даже за гранью?

- Чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, необходимо, чтобы действующая власть все-таки прислушалась к представителям ГОКов и не видела в них лишь «куриц, несущих золотые яйца». Поскольку время, когда у этой отрасли были высокие экспортные возможности, уже ушло. Не хочу сказать, что безвозвратно, надеюсь, что когда-то спрос на руду возрастет и восстановится прежний экспортный потенциал Украины.

В любом случае можно констатировать, что последние законодательные «новшества» действующей власти в части пересмотра ставок рентной платы на ЖРС добавили преимуществ на внешних рынках нашим ближайшим конкурентам-горнодобывающим предприятиям с Российской Федерации и Казахстана.

- Горнорудные компании хотят диалога с властью. В частности, в письме Министерству финансов бизнес просил включить их представителей в рабочую группу, чтобы вместе сформировать предложения по изменению налогообложения добывающих отраслей на 2016 год.

- Да, я сам инициировал встречу представителей горнодобывающих предприятий с членами комитета Верховной Рады. Пока их не услышали.

- Высшие должностные чиновники уже заявляют, что ГМК перестал быть локомотивом нашей экономики…

- Уже не является по объективным причинам, потому что спрос на руду и сталь в мире упал. И сейчас ведущие позиции по экспорту перебрал на себя аграрный комплекс, что в принципе оправдано. Но и ГМК остается одним из основных источников валютных поступлений в Украину, которая крайне необходима. То ли мы будем занимать средства у МВФ с непосильными для народа Украины условиями, которые проявляются в виде повышения тарифов на ЖКХ, урезании социальных гарантий и льгот, то ли будем всеми силами стимулировать внутреннее потребление и экспорт продукции отечественных товаропроизводителей для обеспечения устойчивого экономического роста.

- Как реагируют представители бизнеса, в том числе иностранного, на подобные изменения налогообложения?

- Не секрет, что подобные скоропалительные решения коалиции без проведения консультаций с представителями бизнеса приведут еще к большему снижению инвестиционного потенциала нашей страны. Украина ни для кого пока не привлекательна, потому что власть сначала принимает законы, не давая никаких гарантий стабильности законодательного поля. При этом инвесторы понимают, что они не застрахованы от того, что через незначительный промежуток времени режим налогообложения может быть изменен, даже несколько раз в течение одного года!

С сожалением констатирую, что у нас не соблюдается принцип стабильности налоговой системы, предусмотренный пп. 4.1.9 п. 4.1 ст. 4 Налогового кодекса Украины, в соответствии с которым изменения в любые элементы налогов и сборов не могут вноситься позднее чем за шесть месяцев до начала нового бюджетного периода, в котором будут действовать новые правила и ставки. Налоги и сборы, их ставки, а также налоговые льготы не могут изменяться в течение бюджетного года.

У нас это не соблюдается, поэтому инвесторам приходится пересматривать свои инвестиционные программы, риски, а это отражается на конкурентоспособности экономики и на доверии к государству в целом.

- Может ли бизнес оспорить внезапные изменения в налогообложении, руководствуясь положением НК о стабильности налоговой системы?

- К сожалению, нет. Это закрепленный в статье 4 НК декларативный принцип, нарушение либо невыполнение которого, к сожалению, не влечет за собой никаких юридически значимых последствий. В случае, если в налоговом законодательстве Украины не предусмотреть соответствующие изменения по данному вопросу в части возможных правовых последствий изменения налоговой системы на протяжении календарного года, то от подобных рецидивов мы не застрахованы.

- Будет ли подниматься данный вопрос в свете предстоящих переговоров по выделению второго транша МВФ?

- Безусловно, будет. Могу сказать, что представители Минфина Украины уже рассматривают возможность комплексного пересмотра подхода к рентным платежам по поводу всех полезных ископаемых. Естественно, учитывая негативную реакцию представителей бизнеса на недавние изменения налогообложения, мы будем поднимать вопрос и о пересмотре ставок рентной платы при добыче ЖРС. По аналитическим сведениям, отечественная горнодобывающая отрасль подвергнута наибольшей налоговой нагрузке во всем мире, даже большей, чем в Австралии, Бразилии и ЮАР на тонну железорудного концентрата, где качество сырья намного выше.

- Могут ли представители украинского бизнеса надеются на помощь МВФ при принятии таких нелогичных решений?

- Могу сказать, что, прежде всего, нужно надеяться не столько на МВФ, сколько на взаимопонимание между украинскими властями и бизнесом. Необходимо исходить из того, что любое налоговое изменение – это уже факт нестабильности, это фактор, отпугивающий многих потенциальных инвесторов в отечественную экономику, а также заставляющий пересматривать действующие инвестиционные программы для других налогоплательщиков.

Необходимо при внесении изменений, а тем более, когда это касается налоговых ставок, проводить объективные обсуждения с бизнесом, с консалтинговыми компаниями. Кстати, при повышении ставок на рентные платежи по ЖРС не принимались во внимание даже выводы представителей международной аудиторской компании PricewaterhouseCoopers. Любые изменения должны проходить в обстановке конструктивных обсуждений, нельзя кулуарно принимать такие серьезные изменения, чтобы на следующий день инвесторы проснулись и были поставлены перед свершившимся фактом.

Что касается МВФ, то его представители готовы принимать активное участие в обсуждении налоговых изменений как в части в части рентных платежей, в частности, так и в отношении всей налоговой системы в целом. Я был бы этому рад, поскольку МВФ – менее заангажированная организация, но в любом случае, прежде всего, надеяться необходимо на самостоятельные силы и принимать во внимание те зарубежные налоговые практики, которые эффективно себя зарекомендовали.

- Как наладить такой диалог между властью и бизнесом, о котором вы говорите? Приведу пример: в ходе очередного повышения ж/д тарифов на грузоперевозки почти все представители промышленности говорят, что «Укрзализныця» не проводит с ними консультации и принимает решения в одностороннем порядке.

- К сожалению, в Украине это обычный порядок вещей. Так в любом случае поступать нельзя. Что такое государство? Это организация политической власти, которая выполняет определенные функции и «живет» за счет налогов, которые платят налогоплательщики. Но государство не сможет выжить без налогоплательщиков. Если будет продолжаться такая политика увеличения фискального давления на отечественный бизнес, особенно на системообразующие в народном хозяйстве отрасли, то мы можем безвозвратно потерять свой промышленный потенциал, что не будет способствовать скорому выходу из экономического кризиса, а без инвестиционно привлекательного климата в экономике мы не сможем уже привлечь необходимые инвестиции.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
2