Денис Морозов: «Анонсировав проекты по премиальным продуктам, наше развитие выглядит органично»

В течение года украинская промышленная компания ИНТЕРПАЙП анонсировала сразу несколько инвестиционных проектов, направленных на развитие производства высокодоходной продукции. По мнению Дениса Морозова, директора по экономике и финансам компании, их реализация позволит в условиях усиления мирового протекционизма сохранить, а по ряду продуктов и расширить позиции на рынках сбыта.

нас ...
ПО ТЕМЕ

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков тепловых сетей общей протяженностью

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Виталия Яремы Николая Герасимьюка, который, как утверждают

11 СЕНТЯБРЯ, 01:15

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Так, по колесному направлению с освоением новых продуктов компания нацелена на перспективные рынки, где нет колеи 1520 м. В сегменте стальных труб, поскольку конкурировать в «простых продуктах» становится сложно, ставка делается на разработку и продажи премиальных продуктов, которые мало кто производит. А кроме того на развитие продаж линейных труб совместно с, казалось бы, конкурентами.

– Денис Владимирович, после продолжительного затишья ИНТЕРПАЙП в этом году анонсировал сразу несколько масштабных инвестпроектов. Почему решились именно сейчас?

– Мы развиваемся в соответствии с выбранной стратегией: переходом в нишу высокодоходных продуктов. Достижение этой цели было возможно двумя вариантами инвестиционного развития.

Первая опция заключается в установке мощностей для обработки премиальной продукции. Это быстро окупаемый вариант, но у него есть недостаток: без качественной стали нельзя добиться необходимых характеристик премиального продукта. Это касается и труб, и колес. Для премиальных продуктов нужна премиальная сталь.

Поэтому мы пошли другим путем: это вертикальная интеграция. Мы снизили не только себестоимость, но и добились производства высококачественной стали. Было тяжело донести клиенту, почему мы инвестируем только в снижение затрат, не расширяя финишные линии. Но у компании не было возможности делать все сразу, поэтому мы первоначально сконцентрировались на инвестициях в $700 млн. для создания современного сталеплавильного производства.

Скажу откровенно, это очень большие деньги для компании, они до сих пор не окупились. Но, тем не менее, мы пошли на это, и сегодня анонсировав проекты по премиальным продуктам, наше развитие выглядит органично. Более того, за счет высокой доходности премиальных продуктов мы рассчитываем компенсировать инвестиции в сталеплавильный комплекс.

– Инвестпроекты предусматривают развитие производства как ж/д колес, так и стальных труб. Какие стратегические задачи закладываете по продуктовым направлениям?

– Что касается колесного направления, то за счет новых продуктов (например, скоростных, бесшумных колес) мы нацелены на уход с традиционных рынков на перспективные, где нет колеи 1520 м. Этот путь требует больших инвестиций, разработок, но тем он и интересен, и перспективен с точки зрения доходности.

По трубному направлению мы выбрали стратегию перехода в премиальные продукты, которые мало кто может произвести. Мы будем сочетать в работе низкую себестоимость, хорошее качество и лучшие разработки мировых компаний. Сегодня у многих производителей есть или хороший R&D и высокая себестоимость, либо наоборот. У нас же будут лучшие позиции среди них.

– Какие рынки сбыта Вы считаете перспективными для развития поставок ж/д колес, и что предпринимаете для достижения цели?

– Наши главные рынки по колесам – это Европа, затем США и Ближний Восток. Для того чтобы продавать больше колес на эти направления, нам необходимы мощности по механической обработке колес, выполнения специальных финишных операций. Это и есть наша основная инвестиция, которая позволит увеличить выпуск продукции для этих рынков.

Второе направление инвестиций в сегменте ж/д колес – это новые продукты. Мы являемся лидерами на рынке колес для грузовых перевозок. В ЕС наша доля на этом рынке составляет порядка 35%, максимум будет 50%, больше нам не дадут занять. Поэтому сейчас мы хотим выйти на рынок колес для пассажирских вагонов. Для этого необходимо оборудование для сверловки и балансировки колес, и в скором времени оно будет установлено у нас.

Более того, мы расширяем производство осей. Это необходимо, поскольку за рубежом покупают не колеса, а колесные пары. Роста объемов производства не произойдет, но уменьшится доля простых, «ГОСТовских» колес, а доля сложных, высокомаржинальных продуктов возрастет.

– Каковы сроки реализации этих проектов? Когда ожидаете первый эффект от инвестиций?

– Оборудование для этих линий уже выбрано, контракты на его поставку заключены. Мы должны его получить ориентировочно в мае следующего года. Станки для сверлильного центра ожидаем в августе 2019 года. Думаю, что первый эффект будет ощутим уже в следующем году, поскольку определенный объем колес на новом оборудовании мы выпустим.

– Как изменится структура производства ж/д колес?

– У нас грандиозные планы, но сразу заявлять цель по доле на рынке – нелепо. Давайте дождемся запуска и стабилизации работы новых мощностей и результатов. В Европе нам нужно будет завоевывать долю на сложившемся рынке, нас там не ждут.

– С традиционных рынков компания уйдет?

– Нет. Украина – наш домашний рынок, и мы будем производить и поставлять сюда не только наиболее востребованные виды колес, но и предлагать инновационные продукты: из новых марок сталей, новые конструкции колес, колесные пары. Последние годы в стране наблюдается существенный рост спроса на колеса. В этом году ожидается рост вагоностроения в два раза к прошлому, это для нас благоприятная ситуация.

Мы также не уйдем с рынка СНГ, мы здесь работаем давно, у нас есть партнеры, которые покупают наши колеса уже много лет. Будем развивать эти рынки.

На сегодня самый заполитизированный рынок – это российский. Нас с него постоянно вытесняют, придумывая разные аргументы, но при этом в России наблюдается жутчайший дефицит колес. В настоящее время объемы производства ОМК и «Евраза» расписаны до конца 1 квартала 2019 года, колеса купить невозможно, поэтому вагоностроители и вагоноремонтники возмущены ситуацией. Мы продолжаем поставлять продукцию в РФ несмотря на то, что против нас ввели, по сути, заградительные пошлины. Если бы дефицита не было, то мы бы этот рынок потеряли. Поэтому что будет дальше –предсказать невозможно.

– Каковы объемы поставок ж/д колес в РФ и как они изменились с вводом пошлин?

– Об этом сложно говорить, мы пока не подводили итоги. Кроме того, поставки скачкообразные, поскольку мы работаем на спотовом рынке РФ. Выставляем цену и, если по ней у нас покупают, мы продаем, если не покупают – перенаправляем продукцию на другие рынки.

– Учитывая текущий дефицит колес в РФ, как Вы оцениваете своевременность проектов по развитию мощностей, о которых заявили ОМК и «Евраз»?

– Давайте разделим вопрос на две части. Во-первых, если говорить о потреблении колес, то спрос на рынке сезонный, каждые 3-5 лет происходит бум, за которым наступает насыщение. Поэтому запуск всех масштабных проектов российских производителей придется на период спада спроса на рынке. То есть, вопрос – насколько будут востребованы новые мощности – пока остается открытым, равно как и то, когда наступит новый всплеск спроса. Соответственно, производители столкнутся с достаточно длинными сроками окупаемости проектов.

Например, узкое место производства ж/д колес – это термообработка. Для того чтобы построить полноценный термоотдел, необходимо не менее 2-3 лет, а к тому времени ситуация на рынке может кардинально измениться.

Во-вторых, в связи с тем, что реализация таких проектов продолжается не менее двух лет, на текущий дефицит колес новые мощности никак не повлияют. Но в условиях, когда на рынке не хватает колес, создается впечатление, что российские производители этим заявлением проектов по развитию мощностей пытаются обелить себя в сложившейся ситуации: «Да, колес нет, но мы будем инвестировать, потерпите немножко».

Кроме того, одновременность выхода анонсов от российских производителей придает этим заявлениям вид «фейковости», поскольку не было озвучено конкретики – поставщики, сумма контрактов и т.д.

– ИНТЕРПАЙП приступил к реализации сразу нескольких проектов в сегменте бесшовных труб. Расскажите о них подробнее, какова их цель, каков будет ожидаемый эффект?

– В трубном бизнесе есть два базовых направления – нефтегазовые и линейные трубы. Начну с первого, где у нас два ключевых и растущих в настоящее время рынка – Украина и США. Также есть рынок Ближнего Востока, но он не такой емкий для нас как два предыдущих. Впрочем, в этом регионе у нас также есть постоянные клиенты.

Сегодня технологии бурения постоянно усложняются, и все больше требований предъявляется к продукции. Потребители стремятся уходить в премиальный сегмент: трубы с газогерметичными резьбовыми соединениями. Соответственно, мы инвестируем в лучшее нарезное оборудование в мире – фирмы Danobat.

В следующем году мы ожидаем поставку двух линий – для нарезки резьбовых соединений и производства муфт, которые позволят нам существенно увеличить наши возможности в премиальных продуктах. Благодаря им мы будем укреплять наши позиции как в Украине, так и наращивать объемы поставок в США, на Ближний Восток и другие рынки.

Это специфический продукт, но интересный. Если до этого мы работали больше в рядовых продуктах, по стандартам API, то сейчас мы переходим в высшую категорию. Сегодня лишь 5 компаний в мире располагают возможностями выпускать продукцию на уровне CAL IV. И мы уже среди них, после того как в прошлом году сертифицировали по CAL IV новое резьбовое соединение UPJ-M.

Кроме того, недавно мы приняли решение о строительстве нового термоотдела, поскольку все премиальные продукты требуют специальной термообработки, а сегодня он является узким местом для роста объемов производства. Мы считаем, что это перспективное направление, т.к. спрос на трубы со специальной термообработкой растет. Это большой и инвестиционно емкий проект, который мы планируем анонсировать до конца этого года и реализовать в ближайшие два года. Пока по термоотделу есть множество рабочих вопросов, проработка которых продолжается.

– Помимо соединения UPJ-M над какими новыми продуктами работаете или планируете с новыми мощностями?

– Мы постоянно ведем работу по созданию и освоению новых продуктов и соединений. Помимо соединения с уровнем газогерметичности CAL IV, мы разработали безмуфтовое соединение – так называемое Flash Joints – и сейчас занимаемся получением сертификата на новую продукцию. Кроме того, мы разработали ряд безсмазочных соединений. Мы идем в расширение линейки премиальных продуктов, мы изучаем все перспективные направления для рынка и развиваем наши продукты совместно с нашим R&D-центром.

Это дорогое «удовольствие», но у нас другого выхода нет. Нас сегодня теснят на всех рынках. В простом продукте конкурировать становится сложно. Тем более что по 90% продуктов применяются защитные меры – пошлины, квоты, другие ограничения.

– Каким образом увеличение мощностей по премиальной продукции скажется на структуре производства?

– Мы не планируем уходить с рынка тех продуктов, которые делаем сейчас. Но видя тенденцию замещения рядовых продуктов премиальными, определенный объем все же будет замещен. Это тенденция рынка. Но сложно сказать, какой объем займут премиальные продукты. Если спрос на простые продукты будет, то мы их будем производить. Наши мощности сегодня позволяют в полном объеме закрывать потребности наших клиентов как по трубам, так и по ж/д колесам.

– Когда планируете завершить проекты в сегменте премиальной продукции? На сколько увеличатся производственные возможности компании с новыми мощностями?

– Мы рассчитываем завершить проект к осени следующего года, запустив производство. Новые станки смогут работать в 4 раза производительнее, чем действующее оборудование. Запуск нового оборудования позволит в 2 раза увеличить наши мощности по выпуску премиальной трубной продукции.

– В 2020 году компания сможет выйти на полную мощность по выпуску премиальной продукции?

– Я не могу однозначно ответить, т.к. нет четкого понимания, каким будет рынок в 2020 году. На сегодня тенденции к наращиванию загрузки мощностей благоприятные. В Украине и США рынок премиальной продукции растет на фоне увеличения объемов бурения. В то же время важным фактором выступает цена на нефть.

– Второй крупный инвестпроект в трубном сегменте – это финишные мощности по обработке линейных труб. Он перекликается с развитием премиального сегмента?

– Мощности финишной обработки ориентированы на трубы линейные, механические. Классические трубы по ГОСТам, которые мы делаем для рынка СНГ, отличаются от экспортной продукции на другие рынки в отделке – по покрытию, маркировке, фаске, упаковке и т.д. Казалось бы, это простые процессы, но до сегодня это было узким местом.

Этот проект мы реализовали для продаж нашей продукции. Линия мощностью 250 тыс. штук в год установлена в Трубопрокатном цехе 7 завода «ИНТЕРПАЙП Нико Тьюб» и работает с апреля. Мы постепенно выводим ее на необходимые характеристики. Надеемся, что в следующем году эта линия выйдет на полную мощность.

В этом же цехе (ТПЦ 7) будет установлена вторая линия финишной обработки труб для европейского рынка. Проект реализуется в рамках совместного предприятия (СП) с мировым лидером в производстве премиальных трубных решений, компанией Vallourec. Трубы будут приниматься по стандарту Vallourec.

В Трубопрокатном цехе 2 «Интерпайп Нико Тьюб» будет установлена еще одна линия, для финишной обработки труб как для наших потребителей, так и клиентов СП.

– На какой сортамент будут рассчитаны линии финишной обработки?

– На весь сортамент продукции ТПЦ 7 «ИНТЕРПАЙП Нико Тьюб» - от 21 мм до 114 мм, ТПЦ 2 - от 139 мм до 426 мм. Трубы диаметром 426 мм мы делаем на «ИНТЕРПАЙП НТЗ», но финишная линия позволит обрабатывать и их.

– Какова цель проекта СП с Vallourec?

– Концепция проста – совместно продавать линейные трубы (не нарезные) «ИНТЕРПАЙПА» на рынке стран Европы. Мы будем прокатывать трубы, а финишные операции будут осуществляться на мощностях СП. В числе операций – все виды контроля, маркировка, нанесение защитного покрытия для транспортировки и упаковка.

– Почему именно СП? В чем заинтересованность Vallourec и ИНТЕРПАЙП?

– Наша заинтересованность заключается в том, что на рынке Европы продавать продукцию сложно без хорошего партнера. Что касается Vallourec, то они не могут делать такие трубы, поскольку себестоимость их производства высокая и в продуктовом портфеле компании они сегодня не представлены. Мы в этом сегменте, даже несмотря на пошлину, более конкурентны.

В то же время Vallourec имеет выход на клиентов, в том числе европейские госкомпании. А украинский производитель не может зайти в сегмент госзакупок рынка ЕС в связи с наличием писанных и неписанных требований «EU origin» к поставляемой продукции. Как следствие, в СП мы получим больше возможностей для продаж труб на рынке Европы, а Vallourec – более широкий ассортимент продукции и возвращение в сегмент, который ранее они потеряли.

– Какова степень готовности СП на сегодня?

– Осенью были отгружены первые заказы. Оборудование пришло еще в октябре, мы его установили и провели опытно-промышленные испытания. Думаю, что до конца года официально объявим о начале полноценной работы СП.

– Какой объем инвестиций был направлен на создание СП? И каковы сроки их окупаемости?

– Он обошелся в несколько миллионов долларов, но поскольку реализация проекта еще продолжается, то финальная сумма еще не сведена. Окупаемость - сложный вопрос, давайте сначала начнем работать стабильно. Если мы нарастим поставки в Европу, то окупаемость будет хорошая.

– Помимо Vallourec компания рассматривает возможность организации подобного сотрудничества с другими производителями?

– Мы всегда в поиске новых решений. Мир меняется, поэтому мы рассматриваем разные варианты и по трубам, и по колесам. В условиях торговой войны подобные партнерства позволяют удерживать позиции на рынках.

– Завершая блок о развитии производства, приоткройте завесу планов по инвестпроектам на 2019 год?

– Все вышеназванные проекты – это планы на 2019 год. Мы их анонсировали в этом году, но фаза активной реализации придется на следующий год. Новых масштабных проектов на 2019-й мы пока не планируем, но продолжим развитие в нишевом продуктовом сортаменте. Эти проекты потребуют вложений, но сравнительно небольших, порядка $3-5 млн.

– Учитывая рост объемов продаж, довольны ли Вы результатами 2018 года?

– Я как топ-менеджер всегда недоволен результатами продаж, поскольку всегда есть вариант получить лучший результат. Положительная динамика – это хорошо или плохо – нельзя сказать однозначно. Если ожидаешь роста продаж на 20%, а получаешь 5% – то для меня, как топ-менеджера, такая положительная динамика была бы неудовлетворительна. Что касается конкретных результатов года – объявим их по его завершению.

– Насколько сложно было работать в этом году в условиях увеличившегося числа защитных мер?

– Защита внутреннего рынка – это нормально, но с пошлинами всегда сложно работать. Экономика Адама Смита базируется на главном принципе – себестоимости. Если она ниже, чем у других, то ты в выигрыше, поскольку проинвестировал и снизил расходы. Но в сегодняшнем мире этот принцип не работает.

Как только ты снижаешь себестоимость, против твоей продукции вводится пошлина, и ты снова неконкурентен и в поиске новых вариантов. Это хитрая борьба. Поэтому пошлины – это всегда плохо, они мешают развитию мировой торговли.

Но с другой стороны, они дают возможность местным компаниям больше зарабатывать. И если компания заработанные деньги инвестирует в развитие, то пошлины были введены правильно, они позволяют экономике государства расти. Но если пошлины приводят лишь к росту прибыли без инвестиций, то они бесполезны. Сегодня большая часть введенных ограничительных мер привела лишь к тому, что клиент оплачивает пошлину. Такая ситуация и в США по трубам, и в России по ж/д колесам.

– Учитывая, что объемы продаж у вас не снизились, пошлины не отразились на работе компании?

– У нас нет цели продавать тонны. Когда мы инвестировали в наши заводы, то рассчитывали на определенный уровень прибыли. Сейчас мы его не зарабатываем, а значит пошлины снизили нашу доходность. Да, безусловно, мы не продаем в убыток, но той доходности, которую мы закладывали в бизнес-план, не получаем. Например, в Европе против нашей продукции продолжает действовать 13%-ная пошлина – это около EUR100 на тонну продукции. При поставках на уровне в сотни тысяч тонн продукции, легко понять какую доходность с нас сняли одним росчерком пера.

Сейчас модно говорить, что Трамп начал торговую войну. Но это не так, она была всегда. До мартовского решения Трампа ввести пошлины против всех стран против нашей продукции уже было запущено около 40 кейсов по защитным мерам, а после добавилось еще 5-6. Просто раньше пошлины вводились в отношении конкретной страны или поставщика и были взаимными. США же ввели против всех, и все последовали их примеру. Если раньше был шанс, что твою продукцию не обложат пошлинами, то сейчас его нет.

– Что ожидаете от 2019 года в отношении спроса на вашу продукцию на ключевых рынках? По каким направлениям видите возможности для роста продаж?

– Все просто. В Европе мы рассчитываем нарастить продажи благодаря СП с Vallourec, на сколько – посмотрим.

В США мы тоже видим возможности для роста, поскольку емкость рынка увеличивается за счет рекордных объемов добычи нефти. И это, конечно, будет стимулировать дальнейшее бурение. Но и конкуренция увеличивается, поэтому для роста объемов придется прилагать сверхусилия.

В Украине продажи будут зависеть от роста ВВП, поскольку рост емкости рынка зависит именно от этого фактора. Большого роста не будет, но мы надеемся на новые проекты в ЖКХ, что позволит увеличить продажи. Кроме того, мы надеемся, что будут выполняться планы по увеличению добычи газа в рамках программы 20/20. В этом случае будет рост поставок по трубам OCTG, и объем будет бОльшим, чем в 2018 году.

На рынках стран СНГ мы не видим предпосылок для какого-либо прорыва по объемам. В России тоже ничего не изменится – поставки вероятно будут, но в минимальных объемах, если не хуже.

На рынке Ближнего Востока существенного роста объемов поставок мы не ожидаем, но есть спрос на нишевые продукты, которые мы туда поставляем, и за счет них мы рассчитываем удержать свою долю на рынке, а по возможности и нарастить поставки на 2-3%.

По продажам колес в Украине мы не ожидаем принципиальных изменений. По России не исключаем снижения поставок. В СНГ вероятнее всего будет стабилизация. А в Европу собираемся нарастить поставки за счет новых продуктов.

– Проблема с обеспечением мощностей ломом для компании не теряет актуальности. Что можно ожидать на рынке металлолома в 2019 году? 

– Ситуация с металлоломом в Украине остается напряженной. Во-первых, заготовка существенно не растет. Это значит, что угроза дефицита сохраняется, т.к. объем ломосбора близок к объему потребности металлургов в этом сырье.

Негативным фактором стал экспорт металлолома из Украины в Приднестровье. В сентябре-октябре, несмотря на санкции СНБО против расположенного в непризнанной республике завода МоМЗ, туда поставлялся лом из Украины. Мы ожидаем жесткой реакции соответствующих органов на откровенное нарушение санкций.

Нерешенным остается вопрос детенизации рынка металлолома. Все знают, что низовая заготовка лома – теневой бизнес. Металлургами, заготовителями лома и Министерством экономического развития и торговли разработан законопроект, призванный снять причины, толкающие металлоломщиков в тень. Однако его рассмотрение в парламенте затягивается.

К этой проблеме добавилась еще одна – НДС на металлолом. С 1 января 2019 года заканчивается срок действия нормы Налогового кодекса, которая отменяла обложение НДС операций с металлоломом – теперь они начнут облагаться НДС. Если отмена НДС не будет продлена, рынок увидит возвращение к схемам махинаций с НДС, которые были 5-6 лет назад. Причина все та же – непрозрачность рынка заготовки металлолома. Не обремененные законом металлоломные компании будут получать НДС от покупателей лома – металлургов, но платить его в бюджет не будут, пользуясь различными схемами. Пострадают от этого металлурги, которые не смогут предъявить НДС к возмещению при экспорте из-за того, что металлоломщики его не заплатили. Чем объясняется решение чиновников и депутатов вернуть эту норму – нам не понятно.

И, конечно же, пошлина на экспорт лома. Сейчас она эффективно балансирует рынок. Ее размер эквивалентен объему налогов, которые платили бы металлоломщики, если бы работали легально. Поэтому существующий уровень экспорта отвечает реальной рыночной ситуации. Металлурги будут выступать за дальнейшее продление этой пошлины.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1