«От моря до моря». Как Польша наращивает экономическую мощь и куда стремится

Польша является для Украины идеальным «модельным стендом» реформ, с помощью которого можно и нужно формировать технологию украинских структурных изменений.

нас ...
ПО ТЕМЕ

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков тепловых сетей общей протяженностью

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Виталия Яремы Николая Герасимьюка, который, как утверждают

11 СЕНТЯБРЯ, 01:15

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Параметрические показатели двух экономических систем отчасти сходны, хотя это, конечно, не означает, что они тождественны. Так, по численности населения и набору конкурентных факторов развития Польша и Украина если и не близнецы, то как минимум двоюродные сестры. Ни та ни другая страна не может построить свое благополучие на экспорте сырья. Наш главный капитал - это люди, историческая интегрированность в европейский экономический и социокультурный ландшафт, а также традиционный акцент на производстве продуктов питания и сельском хозяйстве.

Человеческий капитал предполагает максимальное раскрепощение предпринимательской инициативы и в конечном итоге построение творческой экономики нового типа. Географическое положение - существенный бонус к набору конкурентных преимуществ, включая логистический и транзитный потенциал. Акцент на производстве продуктов питания и сельском хозяйстве воспринимается в Польше не так в качестве экспорта и наращивания удельного веса в структуре ВВП, как чрезвычайно важный элемент внутренней социальной стабильности, низкого уровня потребительских цен и базовой основы "злотоцентризма".

Почему сегодня поляки верят в свою нацвалюту, не обращая внимания на колебания ее курса по отношению к доллару и евро? Потому что они давно привыкли обращать внимание не на курс злотого, а на динамику потребительских цен. Житель Польши привык одеваться "в польское" и питаться "польским".

Именно поэтому "злотоцентризм" - краеугольный камень построения эффективной экономики, ее роста и фундамент для создания качественной предпринимательской и инвестиционной среды. О нем - чуть позже

Применяя условные сравнения, которые зачастую хромают, все же отметим, что, начиная свои реформы, Польша неосознанно стремилась стать европейской Южной Кореей, а Украина пыталась построить у себя европейский Китай. И если первая модель принесла щедрые плоды, то вторая - пока так и не вышла на реальные результаты, что вполне объяснимо. Построение восточноевропейского Китая - труднодостижимая задача, потому что подобная экономическая система зиждется на использовании дешевой рабочей силы, а имея подобный конкурентный фактор рядом с таким рынком труда, как ЕС, очень трудно удержать свой трудовой потенциал на родине. Трудовая эмиграция всегда может помножить фактор дешевой рабочей силы на ноль. Хотя именно такая философия и была заложена в соглашение Украины и ЕС о создании зоны свободной торговли. Это не значит, что труднодостижимая задача невыполнима, но использование фактора дешевой рабочей силы в Польше в условиях более глубокой европейской интеграции принесло бы для этой страны еще большие миграционные риски. Именно поэтому поляки и сделали ставку на развитие инновационной экономики и на формирование емкого внутреннего рынка, включая сферу услуг. 

Безусловным базисом польского экономического успеха является интеграция Польши в "тело" ЕС и включение национальной экономики в единый европейский рынок товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Без этого базиса даже знаменитые реформы Бальцеровича были бы бессильны создать Польшу как одного из европейских лидеров. Европейская интеграция обеспечила для страны появление западных стандартов сохранности титулов собственности, качественной судебной системы, а также внедрение эффективного механизма защиты прав кредиторов и инвесторов. Не говоря уже о минимизации влияния коррупции на систему экономических отношений.

Однако на этом базисе необходимо было возвести здание новой экономики, то есть качественно выполнить "домашнее задание". И такой матрицей реформ в Польше стала следующая последовательность действий: деолигархизация, демонополизация, развитие предпринимательства, внедрение инноваций, развитие рынка труда. Причем реализация одного из них становится залогом успеха второй, успех второй активирует третью и так далее. Изначально в Польше предприняли решительные шаги по ограничению условий для взращивания местных олигархов. Последний из них, Януш Кульчик, умер в 2015-м. Сейчас в стране есть богатые люди, но они не могут формировать "под себя" условия рыночной игры и захватывать практически все сегменты внутреннего рынка. Деолигархизация привела к демонополизации экономики. Изначально реформы Бальцеровича опирались на максимальное изъятие из тонких экономических "нейронных связей" грубого админвмешательства государства. Были резко ограничены дотации госкомпаниям и запрещено их льготное кредитование. Сейчас в Польше 49% ВВП формируется за счет микропредприятий, малого и среднего бизнеса (МСБ). Сравним с Украиной, где 58% экономики поглощено государственными и частными монополиями, олигополиями и ФПГ.

Расцвет предпринимательства в Польше связан как раз с демонополизацией экономики и быстрым уходом государства из основных сфер экономической деятельности.

Сейчас в стране действует правило "двух половинок": почти 50% ВВП приходится на МСБ, и половина этой части - на микропредприятия и семейный бизнес, то есть компании с численностью персонала до 10 человек. Количество таких экономических агентов превысило 4 млн.

Результатом раскрепощения предпринимательской инициативы стало вызревание в стране качественной инновационной среды, которая не может появиться по разнарядке сверху, как это уже доказали такие искусственные российские проекты, как "Сколково" или Роснано. Инновация - это продукт частной инициативы, не скованной по административной вертикали и свободной для движения по экономической горизонтали. Сейчас в Польше создаются сложные сетевые программы поддержки инноваций: появляются наукоемкие фармацевтические предприятия, высокотехнологические кластеры по производству запасных частей для автомобилей и другие производства с высоким уровнем добавленной стоимости. Инфраструктура поддержки инновационного развития в Польше включает в себя создание более 40 технологических парков, технологические инкубаторы, центры трансферта технологий. Последние подразделяются на следующие типы: академические (в рамках высших учебных заведений) и отдельные центры, не связанные с системой образования. В соответствии с кластерной моделью развития регионов реализуются межотраслевые проекты, например, великопольский кластер технологий автоматизации ELPROTECH, кластер мультимедийных и информационных систем в Новом Сонче в Малопольском воеводстве, кластеры информационных технологий в Мазовецком, Подкарпатском и Западнопоморском воеводствах, "Авиационная долина" в Подкарпатском воеводстве. На сегодня создано 60 подобных кластеров. Для стимулирования инновационного развития польское государство применяет широкий инструментарий, например боны (субсидии) на инновации, технологический кредит и дотации. В ближайшее время Польша планирует увеличить размер затрат на научные исследования с 0,7% ВВП (уровень Украины 2010 г.) до 1,7%, хотя плановый показатель ЕС на 2020 г. составляет не менее 3% ВВП.

Качественная предпринимательская среда создает естественные рыночные механизмы защиты внутреннего рынка. Нужно просто обеспечить единые правила экономической игры и устранить негативное административное влияние государства, а также скрытые механизмы подавления конкуренции со стороны большого бизнеса.

Как это работает, наглядно показал польский предприниматель и инженер Збигнев Якубас, который после окончания политехнического института работал обычным преподавателем, пока родители не дали ему семь тысяч долларов на приобретение собственной небольшой квартиры. По пути к невесте он решил зайти в цветочную лавку и в шутку спросил у продавца, что сделать с деньгами. Тот посоветовал не покупать квартиру, а вложить в собственный бизнес. Удивительно, но Якубас именно так и поступил. Через несколько лет он стал владельцем пакета акций предприятия-банкрота, которое производило локомотивы в советской Польше. Сейчас - это процветающая компания Newag, а состояние Якубаса оценивается в 350 млн евро. Его предприятие уже хотят купить Alstom, Bombardier, Skoda, Siemens.

В западной экономике рост частного бизнеса за счет создания стимулов называют эффектом мультипликации или синергии совместных усилий бизнеса и государства: первый честно выполняет свои налоговые, инвестиционные и социальные обязательства, а государство обеспечивает качество предпринимательской среды и защиту титулов собственности. В результате бизнес, в который было вложено 10 млн, через несколько лет стоит сотни. Как показывает феномен Newag, государство может напрямую влиять на капитализацию компаний, например с помощью размещения госзаказов среди национальных производителей: после заключения контракта с государственной транспортной компанией Newag успешно провел IPO, и сам факт контракта позволил привлечь миллионы частных инвестиций. В настоящее время компания Newag успешно сотрудничает и с украинским "Электротяжмашем", который в рамках долгосрочного контракта осуществил первые отгрузки тяговых электродвигателей ЭД-118АУ1 для польских локомотивов.

Эффект синергии и мультипликации обеспечил скопление в Польше более $200 млрд частных инвестиций. В рейтинге 50 наиболее динамично развивающихся технологических компаний Центральной Европы Deloitte's Technology 20 мест занимают польские. Не случайно в FIAT отметили, что один завод в Польше с численностью рабочих 6100 человек производит больше продукции, чем пять итальянских производств с 22-тысячным персоналом. Объем выпуска бытовой техники в Польше приближается к 20 млн штук в год, что уже превышает параметры Германии. Самый большой спрос в Великобритании был зафиксирован на 3D-телевизоры польской компании Manta Multimedia. Ну а такие продукты, как польское мясо и яблоки, уже давно вошли в обиход не только жителей ЕС, но и, к сожалению, Украины.

Итак, важным элементом польского экономического чуда является политика "злотоцентризма". В 2017-м злотый укрепился к доллару на 18% и к евро на 5%. А инфляция находилась на достаточно низких отметках: в пределах 1,5-2%. При этом ВВП вырос на 4,5%. Экспорт также продолжал расти, и в структуре международной торговли у Польши позитивный торговый баланс. С 1998 г.  стране попытались внедрить монетарный режим под названием "инфляционное таргетирование". Результат оказался не вполне приемлемым: показатели инфляции росли и не попадали в целевой ориентир. Вначале польский центробанк применил целевой лаг в размере 0,5%, но затем перешел к более широкому "шагу" - 1,2%. Но финансовая трансмиссия, которая объединяет объем денежной массы, учетную ставку и уровень инфляции в одно целое, работала недостаточно эффективно. Высокие внешние цены на импортное сырье вместе с возросшим внутренним спросом толкали инфляцию вверх. И тогда в Польше осознали, что инфляционное таргетирование работает лишь при условии медленного роста, который не зависит от внешних экономических циклов (как в Японии). Именно поэтому поляки перешли к слабо прикрытому таргетированию динамики экономического роста и уровня занятости, чему служит инфляционная и курсовая политика.

Перечисленные позитивные факторы конвертируются в постоянно улучшающиеся макроэкономические показатели. Сейчас цель Польши закрепиться в двадцатке ведущих стран мира. В ЕС - это шестая экономика с эффективностью на уровне 68% от среднеевропейского уровня.

Источник: www.knoema.ru

Источник: www.knoema.ru

Еще в 2006 г., показатель ВВП Польши мог быть вполне достижим для Украины - $345 млрд, то на данный момент он превышает наши параметры более чем в пять раз.

Источник: www.knoema.ru

Источник: www.knoema.ru

С 2010 г. в Польше наблюдаются устойчивые показатели роста на уровне 2-4,5% и он ускоряется. При этом ВВП на душу населения составил в прошлом году почти 14 тыс., что в 5,6 раза выше, чем в Украине. 

Источник: knoema.ru

Источник: knoema.ru

Благодаря росту экспорта услуг в Польше сформировался устойчивый профицит в торговле услугами.

Источник: knoema.ru

Источник: knoema.ru

Несмотря на интеграцию в более развитый рынок ЕС и смещение акцентов во внешней торговле с сырья и продукции сельского хозяйства на товары с высоким уровнем добавочной стоимости, Польша имеет позитивное торговое сальдо: в прошлом году экспорт товаров составил $225 млрд, а импорт - $224 млрд.

Выигрывает конкурентную торговую борьбу Польша и у Украины. В 2017-м наш товарный экспорт в эту страну составил $2,7 млрд (6% от общего объема и 15% от размера товарных поставок в ЕС). В то время как польский импорт в Украину в прошлом году достиг $3,4 млрд, сальдо в пользу Польши - $0,7 млрд.

Источник: knoema.ru

Источник: knoema.ru

В структуре взаимных товарных поставок товары с высоким уровнем добавочной стоимости составляют 34% (Украина) и 66% (Польша). Таким образом, наш экспорт в основном сырьевого характера, хотя удельный вес промышленных и потребительских товаров стремительно растет, что свидетельствует о том, что наши промпроизводители уже частично адаптировались к сложному польскому рынку.

В рейтинге Обсерватории экономической сложности Польша занимает 21-е место с индексом 1,14, в то время как Украина - 43-е с индексом 0,45. Данный рейтинг показывает, в какой стране глубже диверсифицирована внешняя торговля и более развит экспортный потенциал. В первой пятерке: Япония (2,2), Швейцария (2,05), Германия (1,95), Южная Корея (1,79), Швеция (1,75). Примечательно: в 1995 г. Польша занимала 27-е место, а Украина - 50-е. Пятерка лидеров тогда была такая же, за исключением появившейся недавно Южной Кореи. Данные показатели демонстрируют, что стартовые торговые возможности у Польши были значительно лучше, чем у нас (сказывался высокий удельный вес в структуре экономики украинского ВПК), а улучшение условий внешней торговли за последние годы примерно сопоставимо (за счет внутренних факторов развития). Это еще раз доказывает: чтобы достичь показателей Польши, темп украинских реформ должен быть существенно выше, ведь изначальные показатели у нас хуже.

Сегодня наибольшие возможности для усиления экономического сотрудничества между нашими странами открываются в сфере создания в Украине западно-украинского инновационно-технологического кластера из малых и средних предприятий, производящих широкую линейку промышленных и потребительских товаров: от запасных частей к автомобилям до бытовой техники. Привлечь польский бизнес можно путем внедрения режима фискальной и судебной экстерриториальности, когда вопросы налогообложения и судебных споров будут отнесены к компетенции совместных свободных экономических зон. Кроме того, Украина может привлекать польские инвестиции в сферу туризма, услуг и объединять с Польшей свой транзитный и логистический потенциал.

Наши страны должны разработать консолидированную заявку на участие в "Новом шелковом пути" и совместно обеспечивать логистику китайских товаров на рынок ЕС. Также поляков могла бы заинтересовать идея создания с Украиной и, возможно, Германией центральноевропейского газового хаба на базе украинских подземных хранилищ природного газа, системы ГТС и потенциала Польши по приему сжиженного газа из США.

Польша долго пыталась реализовать геополитический проект "от моря до моря", который бы объединял ее с Украиной, Литвой и Беларусью. Сегодня он из сферы культуры и религии может перейти в экономику без доминирования одной стороны, что выгодно для всех участников. И тогда объединение Балто-Черноморского региона в единое экономическое, торговое и инвестиционное пространство может стать для Украины не только опорой для дальнейшего развития, но и билетом в ЕС. Но это все перспектива десятилетий. Для начала нам нужно синхронизировать с Польшей качество развития предпринимательской среды. Хотя бы в свободных экономических зонах у совместной границы.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1