Дай миллиард. Почему украинцам придется заплатить Суркисам за чудачества Гонтаревой

За успешную национализацию Приватбанка НБУ в прошлом году успели похвалить даже за рубежом, теперь оказывается, что не все так гладко.

ПО ТЕМЕ

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков тепловых сетей общей протяженностью

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Виталия Яремы Николая Герасимьюка, который, как утверждают

11 СЕНТЯБРЯ, 01:15

Отмечается, что с начала года «Киевэнерго» выполнила полную замену участков

20 СЕНТЯБРЯ, 21:15

Большие вкладчики, как правило, являются аффилированными лицами с банком и не могут не знать о его проблемах и реальном финансовом состоянии, а следовательно, действуют на свой страх и риск. В случае неплатежеспособности банка такие лица должны частично принять участие в его спасении.17 мая 2017 г. Окружной административный суд Киева принял решение взыскать с банка сумму средств, изъятых у связанных лиц и обменянных на акции в процессе национализации. А сумма, между прочим, более 1 млрд грн. И возвращать эти средства теперь придется за счет налогоплательщиков, ведь докапитализация "Привата" проводится за "народный" счет...

В едином государственном реестре судебных решений не указано, о каких физических лицах идет речь. Но, по данным СМИ, речь идет о семействе братьев Суркисов.

Миллиард на кону

Еще на заре национализации "Привата" в конце 2016 г. среди наиболее опасных сценариев дальнейшего развития событий называли дерибан ресурсов банка по решению судов, а также "выпадение в осадок" его кредитного портфеля. В таком случае Минфин остался бы у разбитого корыта, а именно с банком, у которого активы сократились как шагреневая кожа, зато обязательства погашать нужно. Даже те, которые якобы списали. А списали пассивы банка, полученные от связанных лиц. К таковым отнесли еврооблигации, выпущенные для обращения на мировых фондовых площадках, а также обязательства перед группой связанных физических лиц и А-Банком.

Процедура обнуления обязательств была проведена в соответствие со ст. 41.1 Закона Украины "О системе гарантирования вкладов физических лиц", положения которой говорят о том, что государство в лице уполномоченных органов при национализации банка может принять решение об обмене его обязательств перед связанными лицами на акции банка дополнительной эмиссии.

По-научному это называют процедурой bail in (принудительная конвертация необеспеченных требований кредиторов в капитал банка). Данный механизм был заимствован Украиной из лучших мировых практик. Указанные меры достаточно активно применялись во время мирового финансового кризиса 2008 г., а также на Кипре, где крупнейший банк страны (Bank of Cyprus) конвертировал в акции почти половину вкладов, которые превышали 100 тыс. евро. Философия данной модели достаточно проста.

Большие вкладчики, как правило, являются аффилированными лицами с банком и не могут не знать о его проблемах и реальном финансовом состоянии, а следовательно, действуют на свой страх и риск. В случае неплатежеспособности банка такие лица должны частично принять участие в его спасении.

На Западе эта модель работает и весьма успешно. В принципе проблемы "Привата" можно было тоже эффективно решить без его национализации, за счет разделения финансового бремени в пропорции 1/3: между государством, акционерами и крупными клиентами. Но любая, даже самая прогрессивная модель, проходя через линзу нашего "избирательного применения", искажается настолько, что этой линзой только по дереву выжигать...

В руках умельцев из НБУ bail in из тонкого, но эффективного механизма превратился в изделие ЛМ — лом металлический. С ожидаемыми последствиями.

Услышав о подобных суммах, любой из нас вправе был гневно воскрикнуть: "Bail in на оба ваших дома..." Ну почему, после того как Мюнхгаузен выстрелил в оленя вишневой косточкой, ветвистое вишневое дерево выросло на голове простого украинца. Обычно в таких случаях все шишки летят транзитом на судей. Зачастую справедливо. Но не в этот раз.

Кто виноват

Решение о конвертации обязательств Приватбанка перед связанными физическими лицами принималось уполномоченным лицом ФГВФЛ на основании признания банка неплатежеспособным. Государству он передавался уже чистым от "лишних" обязательств, как после крещенской купели. Решение о признании тех или иных физических лиц связанными с банком принималось на основании данных НБУ. Ведь именно банковский надзор ответственен за их выявление и контроль. Решение было оформлено протоколом специальной комиссии 13 декабря 2016 г.

Как явствует из материалов судебного расследования, конструкция связанных лиц была построена Нацбанком по следующим признакам:
• лицо, имеющее существенную долю в родственных или аффилированных структурах банка;
• лицо, через которое проводятся операции в интересах связанных лиц (например, кредитование, когда деньги через цепочку фирм поступают на счета бенефициара);
• ассоциированные лица (родственники).

Как правило, такие конструкции выявляются НБУ в ходе инспекционных проверок, причем уполномоченные лица банка, равно как и связанные с ним структуры, обязаны предоставлять документы, раскрывающие структуру собственности банка вплоть до "пятого колена".

На каждое связанное лицо должно быть оформлено специальное дело со всеми необходимыми подтверждающими документами. Для этого имеется целое управление мониторинга связанных с банками лиц, работники которого получают немалую зарплату.

И не стоит думать, что банк мог что-либо не предоставить: если хочешь получать рефинансирование НБУ, то занесешь и анализ крови, а также прочих субстанций...

Само собой разумеется, что такие доказательства должны собираться до, а не после принятия решения о выведении банка с рынка.

Но в данном случае физические лица предоставили суду пакет документов, который подтверждает как раз обратное. А именно то, что они не являются связанными с банком лицами. В частности, "связанность" одного из физических лиц доказывалась регулятором через цепочку таких структур, как телерадиокомпания "Студия 1+1", "Гравис-Кино", телекомпания "ТЕТ". В конце этой цепи стояла фирма-нерезидент Bolvik Ventures Ltd. Указанное физическое лицо якобы контролировало эту компанию. Но аргументы банковского надзора были "опрокинуты" простыми письмами Bolvik Ventures Ltd от 1 и 6 февраля 2017 г., в которых указывалось, что данное физическое лицо не осуществляет участия в компании-нерезиденте, а сам Bolvik непосредственно управляется неким Menelaos Sazos...
Также рухнула и кредитная схема контроля, когда связанность клиента банка доказывалась кредитами, которые выдавались банком якобы в его интересах через цепочку фирм. Речь идет о кредитовании Запорожского ферросплавного завода и Никопольского завода ферросплавов. Суд счел доказательства причастности физического лица к указанным нерезидентам недостаточными.

С особым акцентом

Похожая ситуация сложись и со средствами Акцент-Банка, которые вначале были обнулены по причине связанности, а теперь по решению суда должны быть возращены Приватбанком в размере 364 млн грн. Очевидно, что связь между этими банками нужно было доказывать через признание общей банковской группы, а не на основании наличия прямых корреспондентских отношений и схожих информационных продуктов.

Что касается связанных физических лиц. Казалось бы, простое дело: предоставьте в суд материалы инспекционной проверки банка с перечнем связанных лиц или материалы комиссии, которая определяла связанных с Приватбанком лиц на заседании 13 декабря 2016 г., и получите необходимое судебное решение в интересах государства. Даже самый "гуманный суд в мире" не смог бы опровергнуть прямые доказательства.

Вместо этого, как указал суд в своем решении, Нацбанк предоставил распечатки с веб-сайтов юридических лиц и прочие доказательства, полученные уже после решения о проведении процедуры bail in...

Попутно заметим, что это вернулся только первый бумеранг юридических ляпов, запущенных в процессе национализации "Привата". На подходе решение Лондонского суда относительно еврооблигаций банка. Возможно, прежние акционеры захотят вообще оспорить факт национализации. Юридические зацепки для этого есть. Да что там зацепки — настоящие абордажные крючья.

Если судебное решение будет оставлено в силе судами высшей инстанции, Приватбанку придется вернуть обиженным "физикам" более 1 млрд грн. Благо канал наполнения ликвидности со стороны Минфина работает бесперебойно.

Ну а НБУ и ФГВФЛ придется сообразить на двоих и компенсировать "группе физических лиц" 12942,42 грн судебных издержек, а также 4302,42 грн судебного сбора. За счет бюджетных ассигнований, естественно. По сравнению с миллиардом это сущие копейки, упоминание о которых оскорбительно для "коллектива".

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1