Почему «Газпром» отказывается от денег

Компания Алексея Миллера переходит от традиционных расчетов к оплате судебными решениями.

Почему «Газпром» отказывается от денег

На днях у «Газпрома» появились новые финансовые претензии к «Нафтогазу». Легализовав их с помощью суда, российская компания хочет избавить себя от лишних трат на оплату услуг Украины по транзиту голубого топлива.

Начало нового года отечественный газовый рынок встретил новой сенсацией: российский газовый монополист предъявил НАК «Нафтогаз Украины» счет в $2,5 млрд. По данным юристов «Газпрома», эту сумму украинская компания должна заплатить за нарушение одного из базовых положений существующего между сторонами договора купли-продажи газа – «бери или плати».

Для формалистов оспорить позицию компании Алексея Миллера невозможно. Упомянутый пункт контракта подразумевает, что вне зависимости от объемов принимаемого покупателем («Нафтогазом») энергоресурса, он обязан заплатить продавцу («Газпрому») за весь объем, законтрактованный при подписании в 2009 году десятилетнего договора.

В абсолютных цифрах это означает, что компания Андрея Коболева обязана ежеквартально выкупать у российского контрагента до 13 млрд. куб м. Но реалии не имеют ничего общего с этим объемом уже минимум два года, в течение которых НАК планомерно расширял список своих поставщиков, тем самым нарушая упомянутый принцип «бери или плати».

С этой точки зрения нынешний выпад «Газпрома» выглядит, мягко говоря, запоздалым. Но у Москвы есть этому объяснение. По данным Миллера, в прежние периоды его компания ежеквартально договаривалась с Коболевым о неприменении принципа «бери или плати», но недавно «Нафтогаз Украины» перешел красную линию: отказался от закупок голубого топлива, не получив при этом очередного согласия на отмену правила обязательной оплаты газа.

В НАК не стали спорить с этим утверждением, но от этого ситуация не стала менее комичной. Дело в том, что договоренность «Нафтогаза» и «Газпрома» об отмене правила «бери или плати» касалась 1, 2 и 4 кварталов 2015 года и только в отношении 3 квартала она формально не была достигнута.

Таким образом, было бы логично, если бы поклонники Алексея Миллера стали бить в набат в октябре 2014-го – т.е. сразу по истечению третьего квартала. Но тогда активности по этой теме со стороны Москвы почему-то никто не проявлял. Такой расклад заставляет искать другие мотивы внезапно возникших у «Газпрома» финансовых претензий.

Одна из самых реалистичных версий сводится к тому, что чек на $2,5 млрд. – ничто иное, как реакция на недавнее сообщение «Нафтогаза» о планах повысить тариф на транзит российского голубого топлива через территорию Украины. «С нового года в Украине введена новая система отношений в транспортировке газа. Она касается не только «Газпрома», но и любой компании, которая желает транспортировать газ по украинской территории. И это транспортировка будет происходить по европейским правилам», - неудачно попытался разрядить обстановку Коболев.

Обвинить в лоб «Нафтогаз» в одностороннем повышении транзитных ставок у «Газпрома» не получится, потому что новые правила в ценообразовании на услуги по транспортировке газа в Украине введены Законом «О рынке природного газа», который вступил в силу в прошлом году. В соответствии с ним, за формирование тарифной политики в сфере услуг по транспортировке «транзитного» газа отныне будет отвечать национальный регулятор НКРЭКУ (а не «Нафтогаз Украины», предоставляющий соответствующие услуги). Нацкомиссия не заставила себя долго ждать: за два дня до Нового года она пересчитала ставки, которые, по словам главы Минэнергоугля Владимира Демчишина, увеличит тариф на транзит российского газа «примерно на 50%».

Отталкиваясь от прошлогоднего тарифа ($2,7 за 1 тыс. куб. м на 100 км), это означает, что предложенный сейчас «Газпрому» равен минимум $5. В НАК уже заявили, что в случае безрезультатности переговоров с российской компанией, они «оставляют за собой право обратиться в суд». Если речь пойдет о Стокгольмском арбитраже, шансов у юристов Алексея Миллера практически нет, ведь принятая в Украине методика формирования «транзитных» тарифов – калька с энергетического законодательства Европейского Союза. Поэтому не исключено, что в Москве пытаются интенсивно раздуть финансовые претензии к НАК, которые впоследствии можно использовать для взаимозачетов.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 5.00
1