Директор «Спецтехноэкспорта» Павел Барбул: «Каждый заработанный нами доллар – это доллар в экономику Украины» (Часть 1)

Еще буквально полгода назад Украина, казалось, полностью провалила контракт с Индией на модернизацию и ремонт самолетов Ан-32. Но данное соглашение удалось спасти, как и все военно-техническое сотрудничество с индийской республикой. О работе на этом рынке, а также о развитии кооперации с США и формировании военного лобби в Чехии в эксклюзивном интервью Бизнес-порталу UAprom рассказал директор компании-спецэкспортера «Спецтехноэкспорт» Павел Барбул.

Директор «Спецтехноэкспорта» Павел Барбул: «Каждый заработанный нами доллар – это доллар в экономику Украины» (Часть 1)

- Расскажите, что представляет собой компания «Спецтехноэкспорт»? Какое место она занимает в отечественной системе экспорта-импорта ВВТ?

- Исторически сложилось так, что в Украине наиболее крупным экспортером продукции военного и двойного назначения является «Укрспецэкспорт», вторым по объемам – наш «Спецтехноэкспорт», далее следуют другие спецэкспортеры «Укроборонсервис», «Укринмаш», «Промоборонэкспорт», «Прогресс». Каждая из них создавалась под определенные рынки и номенклатуру. Например, политически некорректно работать одной компании одновременно на индийском и пакистанском рынках.

- Все «дочки» «Укрспецэкспорта» подчиняются материнской компании?

- Сейчас дочерние компании пользуются широкими полномочиями. Например, «Спецтехноэкспорт» (СТЕ), согласно устава является «дочкой» «Укрспецэкспорта», но при этом никакого кадрового, организационного или экономического влияния «Укрспецэкспорт» на нас не имеет. Наша компания является полноправным членом «Укроборонпрома», а также самостоятельным субъектом хозяйственной деятельности и мы активно работаем над повышением ее эффективности. Для примера, можем сравнить показатели. За первое полугодие 2015 года СТЕ уплачено почти 32 млн. грн. налогов и сборов, при этом 8 миллионов из них – дивиденды государству, а за весь 2014 год компанией было уплачено всего лишь 36 млн. грн. из которых дивиденды – менее 6 миллионов.

- На каких рынках специализируется «Спецтехноэкспорт»?

- СТЕ имеет приоритетное право на проведение переговоров и заключение контрактов на индийском рынке. Мы очень внимательно отслеживаем политические и экономические тренды этой страны. После назначения мне удалось неоднократно посетить Индию, в том числе я побывал на крупнейшей в Азии авиакосмической выставке Aero India, которая проходила в Бангалоре.

- Как у нас сейчас складываются отношения с Индией в сфере ВТС после скандала вокруг контракта по ремонту и модернизации самолетов Ан-32?

- Контракт заключен еще в 2009 году и на момент моего прихода в СТЕ он находился в угасающей стадии. По различным причинам выполнение контракта и отправка очередной партии самолетов индийской стороне задержались более чем полтора года. Хуже того, перспектив выполнения контракта не было. Даже рассматривались серьезные предложения передавать все остальные заказы по номенклатуре Ан-32 на частные компании. Украина получила несколько нот от индийского посольства, а также письмо от министра обороны страны Манохара Паррикара. Индия была готова больше не рассматривать Украину как партнера в оборонно-промышленной сфере вообще, а значит на работе «Спецтехноэкспорта», 70% оборота которого приходится на Индию, можно было ставить крест.

За полгода новая команда СТЕ выполнила громадную работу по восстановлению и расширению этого соглашения. Для урегулирования ситуации в Бангалоре мы проводили переговоры с министром обороны Индии. Был также принят ряд мер с целью реанимации проекта: нам удалось договориться с индийской стороной, чтобы они заказали и оплатили некоторые дополнительные работы, разместили заказы и заключили контракты, которые мы передали для исполнения на ГП «Завод 410 ГА». Именно за счет этих денежных средств, предприятие сможет выполнить заказ, поскольку без дополнительного cashflow нам было бы крайне сложно сдвинуть контракт с мертвой точки. Это не только наше достижение, а и руководства «Укроборонпрома», которое активно содействовало переговорам с индийской стороной.

 - Когда Индия получит свои самолеты?

- Руководство завода обещает, что уже осенью финальная партия из пяти самолетов будет отправлена заказчику. Контракт предполагает поставку 35 отремонтированных Ан-32, и еще 60 комплектов должны быть поставлены для налаживания работы по модернизации данных самолетов на территории Индии в Канпуре. Мы ведем переговоры с индийской стороной с целью пересмотра программы, поскольку мощности для ремонта авиатехники у них отсутствуют. Например, СТЕ обратилось с предложением модернизировать часть машин в Украине, для чего, разумеется, необходимо восстановить репутацию украинского завода как надежного партнера.

- Какие еще контракты имеет Украина на рынке Индии?

- Проведена большая работа для восстановления сотрудничества СТЕ по комплектации бронетехники. Ранее имели место факты поставки украинскими заводами некачественных запчастей. К примеру, вместо новых товаров выдавались отремонтированные, либо произведенные 20-30 лет назад. Поэтому индийская сторона регулярно не принимала подобные изделия. Таких рекламаций накопилось на $2,5 млн., из-за чего Индия полностью заблокировала Украине участие в тендерах. В результате нашей систематической работы, уже с февраля этого года Украине восстановили возможность участия в тендерах и даже предоставили лояльные гарантийные условия.

Отмечу также важный момент – не без нашей помощи наконец-то активизировалась работа группы высокого уровня между Украиной и Индией по вопросам военно-технического сотрудничества.

В процессе работы с индийским рынком также возникает большая проблема в том, что State Bank of India не принимает банковские гарантии «Укрэксимбанка» ввиду низкого рейтинга последнего. Но без гарантий, подтвержденных индийским банком, мы практически не можем участвовать в тендерах так как необходимо покрывать сумму гарантии собственными оборотными средствами. Поэтому было достаточно сложно убедить индийскую сторону принять банковские гарантии «Укрэксимбанка».

Нами проведена тяжелейшая работа с участием Минобороны, Генштаба, Минфина, «Укроборонпрома». Поскольку в Индии нет централизованной системы закупок, пришлось по отдельности убеждать каждый департамент (авиа, морской, бронетанковый, научно-исследовательский) в том, что проблемы  рейтинга госбанков Украины не должны препятствовать участию в тендерах. Результатом такой работы является заключение тех контрактов, выполнение которых перешло бы России. В тендерах СТЕ напрямую конкурирует со структурами «Рособоронэкспорта», поскольку номенклатура изделий схожа. Из этого следует, что каждый вырванный нами доллар – это доллар, неполученный нашими конкурентами из России.

- Какую долю на рынке вооружений Индии занимает Украина?

- Индийский рынок вооружения имеет огромные масштабы. Согласно открытой информации, годовой военный бюджет Индии в 2015 году составляет около $41 млрд. Украина продает индийским заказчикам продукцию на $100 млн., а это всего 0,24%. Я вижу большой потенциал в данном направлении, ведь рост даже до 1% - это 4-х кратное повышение наших оборотов.

- На каких других рынках, кроме индийского, фокусируется «Спецтехноэкспорт»?

- СТЕ активно работает по вопросам сотрудничества со странами Африки. У нас есть ряд выполненных контрактов с Нигерией, в том числе в области радиолокации. Также в этом году мы осуществили поставку радиолокационного оборудования в Беларусь. Кроме того, нами выполняется ряд контрактов с Польшей (ремонт авиационного оборудования), Алжиром (ремонт и поставки авиационного оборудования). Мы участвуем в тендерах и в других странах – Египте, Уганде, Гвинее, есть большой объем работы с Индонезией, Малайзией, Вьетнамом.

- Чем «Спецтехноэкспорт» отличается от других украинских спецэкспортеров?

- СТЕ является вторым спецэкспортером по величине валового дохода и по объемам поступления валюты в страну. Кроме того, мы – номер один по такому показателю, как стабильность сохранения рынков. За прошлый год у отечественных спецэкспортеров значительно снизились объемы выручки, поскольку спецпродукция поставлялась для нужд АТО. Нам удалось сохранить большую часть поступлений валюты в страну, несмотря на введенный запрет экспорта ряда позиций продукции военного назначения.

- Какие рынки сейчас закрыты для СТЕ?

- Еще до военного конфликта на Донбассе мы отказались от работы на рынке Судана, выручка по которому оценивалась порядка $100 млн. в год. Впоследствии гражданской войны, которая началась в Судане, США ввели эмбарго на поставки вооружения, поэтому данный рынок для нас закрыт.

 - Какими темпами развивается кооперация с США и Канадой?

- СТЕ совместно с «Укроборонпромом» приложили много усилий для развития и улучшения взаимоотношений в военно-промышленной сфере с США и Канадой. Результатом такой работы стала, в том числе политическая поддержка Украины, которая выражается в возможности закупать или получать бесплатно в рамках программы Foreign Military Funding (FMF) необходимое нам оборудование, а также получать экспортные лицензии на оборудование американского производства.

Отмечу, что в рамках FMF мы столкнулись с проблемой падения авторитета Украины в связи с тем, что в США приезжали наши соотечественники (волонтеры, политики, депутаты, часто абсолютно некомпетентные) с разными запросами, начиная от комплексов «Патриот» и заканчивая тушенкой. При этом украинцы в американских политических и административных кругах выглядели людьми, которые сами не понимают, что им нужно.

В итоге мы получали ботинки и сухпайки, когда нуждались в средствах разведки, радарах, контрбатарейных системах или беспилотниках, чтобы доказать присутствие на территории Украины российских войск, а необходимые средства поступали с большим опозданием, фактически, когда Украина уже продемонстрировала российское вооружение на Софийской площади в Киеве.

Что касается непосредственных контрактов «Спецтехноэкспорта» с американской стороной, то пока эта информация не является публичной. Могу только сказать, что мы стали первой компанией, которая получила лицензию на импорт в Украину военного оборудования американского производства.

- Есть ли страны, которые не хотят нам помогать?

- Да, например, Чехия имеет отличную военную промышленность, которая могла бы нам помочь. Но они заняли четкую политическую позицию, что не будут поставлять Украине военную технику и запчасти к ней. Мы провели работу по налаживанию сотрудничества с чешскими поставщиками, в рамках которой я посетил многие заводы чешской оборонной промышленности, получив в результате четкую информацию по срокам и стоимости поставок. К тому же мы были инициаторами проведения дней чешской оборонной промышленности в Украине. По сути, сейчас формируется наше лобби в этой стране, ведь ничто так хорошо не влияет на политиков, как бизнес. Когда производители видят, что нас интересует их техника, мы готовы ее покупать, они будут давить на свое правительство, и рано или поздно позиция властей в данном вопросе измениться на нашу пользу.

Фото: Юлия Сокирко, Open Photo

Во второй части интервью читайте о том, какую спецпродукцию экспортирует Украина во время войны на Донбассе, когда можно будет полностью отказаться от сотрудничества с Россией в сфере ОПК, а также о налаживании производства всей линейки беспилотников в Украине.

Оценить материал:
load
Рейтинг: 3.86
7